Режим работы кассы: с 16:00 до 21:00 c ВТ-ВС. Понедельник - выходной.

Фашист (Если ворон в вышине)

Пленный фашист ВОВ

В соответствии с действующим законодательством об авторском праве театры, заинтересованные в постановке пьесы, должны обращаться за разрешением на их использование непосредственно к правообладателям или их литературным агентам.
Пьеса зарегистрирована в РАО.

                  Дмитрий Калинин

ФАШИСТ (Если ворон в вышине)
(тыловой роман о любви в двух действиях) 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА
ГЛОБУС 
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО
ГРИГОРИЙ ТЮТИН
ПАРТИЗАН
МЕСТНЫЙ ТИМОХА
ЖЕНЕЧКА
КРАСАВИЦА НИНА
МАЛÁЯ ВАРЯ

ФАШИСТ
ДЕВОЧКА ИРА
МАЛЬЧИК КОСТЯ

ПИОНЕР МАРАТ
 

ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ.

ФАШИСТ. Hört zu! Ihr seid blöde, hässliche Halbmenschen! Ihr seid blind! Seht ihr nicht Unvermeidlichkeit des Sieges Grossdeutschlands? Nichts wird anhalten den siegreichen Drang unserer rumreichen Truppen! Der grosse Führer führt uns sicher zum Triumph und Aufblühen der deutschen Rasse! Stellt ein den sinnlosen Viederstand! Gebt auf ! Ihr musst sofort eure Niederlage anerkennen! Deutschland ist über alles!*

* Слушайте меня! Вы – недоделанные уродливые полулюди! Как вы слепы! Неужели вы не видите неизбежность победы великой Германии? Ничто не остановит победоносного натиска наших доблестных войск! Великий Фюрер уверенно ведет нас к триумфу и процветанию германской расы! Прекратите бессмысленное сопротивление! Сдавайтесь! Вы должны немедленно признать свое поражение! Германия превыше всего!

 

***

ГЛОБУС. Товарищ сержант, разрешите доложить обстановку.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Обстановку, значит… Григорий, а что ты так лыбишься? А?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Я? Я ничего, товарищ сержант. Просто рад вас видеть.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ты мне поговори еще! Смирно! Валяй, Глобус, докладывай.
ГЛОБУС. Товарищ сержант, на вверенном нам объекте и прилежащей территории противник не обнаружен.
ПАРТИЗАН. А чего тут обнаруживать. Нету тут фашистов. С прошлой недели нету.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так, а это еще кто?
ГЛОБУС. Местный, товарищ сержант. Говорит, что партизанил тут с дедом. Ну, мы и взяли его, он окрестности хорошо знает.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО.
Партизанил, говоришь?
ПАРТИЗАН.
А что? Небось, не только вы одни воюете. Мы тут тоже фрицев прищучили, будь здоров!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ладно, герой, не кипятись. Григорий, ну что ты там все лыбишься?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Настроение хорошее, товарищ сержант!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО.
Смотри, как бы я его тебе не поправил. Смирно!
ГЛОБУС.
Товарищ сержант, паренек этот все тропинки в лесу знает. По болоту нас провел, как по главной улице. Даже сапоги не замочили! Ценный кадр.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. По болоту, значит… Это хорошо. Ну что, ценный кадр, а дед твой где? Можно с ним поговорить?
ПАРТИЗАН.
С дедом? Нет, с дедом нельзя. Деда фашисты расстреляли.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО.
Понятно. А остальные где? Ну, мамка там… Понятно. И что, никого, что ли…
ГЛОБУС.
Деревня его тут недалеко, только через болото перейти. Старухи там, да ребятня мелкая. Остальных фрицы…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Понятно. Как звать тебя, партизан? Ладно, не хочешь, не говори. Короче, Партизан пока с нами. Будет нам помогать. Согласен?
ПАРТИЗАН. А что делать надо?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Для начала расскажи, что в этом доме раньше было?
ГЛОБУС. Тут не дом, тут целый особняк!
ПАРТИЗАН. Сам я, конечно, не видел, но дед рассказывал, что до революции там барин жил…
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Чудил барин. Лес же кругом! Даже дороги нет, одни тропинки.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Григорий! Не мешай.
ПАРТИЗАН. Ну! Он от людей сюда и сбежал. Вроде любовь у него несчастная в городе была. Он страдал, а она за другого замуж вышла. Вот он и решил на болоте дом себе построить, чтоб больше никогда женского пола не видеть.
ГЛОБУС. Любовь, это я понимаю. Только зачем в лесу то жить?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ох, тупой же ты, Глобус. Видеть он баб не мог. Вот они ему где были!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Завязывайте лирику разводить. Ну и что, турнули того барина после революции?
ПАРТИЗАН. Не а! Он до революции сам в болоте утоп. И в прислуге у него двое деревенских были, те тоже пропали. Потом там егерь поселился, его медведь задрал. После революции белобандиты прятались, их наши перестреляли. Хотели школу сделать, так учитель городской чахоточный попался, умер через два месяца. Да и наши сюда не особо ходить хотели. Проклятое место, все-таки. Тут все мрут. Да и дух барина по болоту бродит. Многие видели.
ГЛОБУС. Да уж. Радужная перспектива вырисовывается…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Дух барина, значит… Ладно. Ну что, я в эту мистику никакую не верю. Сейчас мрут на линии фронта, а в тылу мы как-нибудь справимся. Появится этот дух, или не дух, пристрелю его к чертовой матери. Приказ у нас ясный – организовать на указанном объекте возможность для размещения временного госпиталя. Охранять вверенный объект до прибытия медперсонала и поступления раненых бойцов. После выполнения задачи вернуться в расположении части. Рядовой Тютин! Ну что опять? Что ты, Григорий опять лыбишься?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Разрешите доложить, часть медперсонала уже здесь!
ГЛОБУС. Так точно. Там девчонки полы моют, мы через окно видели.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так чего же вы сразу не доложили?
ПАРТИЗАН. Медсестер я еще вчера сюда привел. Они там, в доме, и ночевали. Правда про барина я им пока не рассказывал… А то не усну ли бы. Утром проведал их, все пока живые.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что? Типун тебе на язык! Естественно живые. А какие еще?
ГЛОБУС. Я собирался доложить…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так вы в дом-то заходили?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Да нет, конечно! Как можно в таком виде.
ГЛОБУС. Мы решили сначала вам доложить.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Вот это правильно! Тут речка есть?
ПАРТИЗАН. А речка вам зачем? Есть барский пруд, где кузнец утопился. Но он далеко. А вам зачем?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ну, топиться мы точно не собираемся.
ГЛОБУС. Вода нам нужна. Умыться там, в порядок себя привести, ну ты понимаешь. Мы, ведь, прямо с передовой сюда, а тут девчонки…
ПАРТИЗАН. Ручей подойдет?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Подойдет. Давай, веди.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. А в нем у вас никто не утопился?
ПАРТИЗАН. Пока нет. Он не глубокий, в нем, если трезвый, не утонешь. Там еще ключ святой бьет. Если кто в нем омоется, того ни одна беда до следующего утра не берет. Хорошее место.
ГЛОБУС. Вот это то, что нам нужно.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Хорошее место, значит… Ладно, парни, слушайте меня. Сейчас быстро приводим себя в надлежащий вид и на объект. И чтобы ни-ни! Ты понял меня, Григорий? И нечего лыбиться! Ты меня понял. Глобус, проследишь за ним.
ГЛОБУС. Так точно, товарищ сержант!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Можете не сомневаться, буду вести себя, как облако в штанах.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Как что? Ты из меня дурака прекрати делать, а то я тоже умею из себя умного строить. Какое еще облако?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Поэма такая есть у Маяковского. Очень революционная.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Революционная, говоришь. Тогда ладно… Но смотри у меня, Григорий!
ГЛОБУС. Да все будет в полном ажуре, товарищ сержант!
ПАРТИЗАН. Я что-то не пойму, вести вас к ручью или нет?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Веди, Партизан, веди. За мной.

 

***

МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Спокойно, девушки! Не так все страшно. Дух барина ходит только по ночам. Днем вам бояться нечего! Вы уж меня слушайте, я пустого не скажу!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Да болтаешь ты глупости всякие!
ЖЕНЕЧКА. Вы что, Клавдия Петровна, совсем ни во что не верите?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А это и не важно. Можно верить, можно не верить, а дух бродит.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я, Женечка, верю в победу и в великого Сталина! Вот это серьезно.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну, в Сталина я тоже верю, а дух все равно бродит!
КРАСАВИЦА НИНА. Ты хоть скажи, он симпатичный, дух твой? Высокий? А то я мелких не люблю…
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Вы меня обидеть хотите?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Не слушай ее. Она всяких любит. И мелких, и крупных и даже одноглазых. А ты и не мелкий вовсе. Так, не самого высокого роста и все.
КРАСАВИЦА НИНА. Одноглазый, между прочим, полковником был. А глаз ему в бою осколком выбило!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ага! А второй чуть жена не выцарапала, когда тебя возле него увидела!
КРАСАВИЦА НИНА. Понимала бы чего, малявка!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Молчать! Я вам тут бабских разговоров не позволю! Вы на войне! А не на танцплощадке.
ЖЕНЕЧКА. Клавдия Петровна, мы больше не будем. Не надо. Неудобно, мы же тут не одни.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. На меня можете не обращать внимания. Я к ругани привычный.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Как старший по званию я приказываю вам приступить к своим обязанностям. Хватит трепаться. А ты, Тимофей, останься со мной. Расскажешь, что тут у вас, кроме духа барина, еще есть. Понятно?
ЖЕНЕЧКА. Так точно, товарищ лейтенант!
КРАСАВИЦА НИНА. Разрешите выполнять приказ?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Выполняйте.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Шагом марш! Левой, правой! Левой, правой!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Не моего, конечно, собачьего ума дело, но характер у вас, Клавдия Петровна, о-го-го! Я бы даже сказал, что совсем не легкий…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нормальный характер. Слушай меня внимательно, чтобы я при девчонках больше этих разговоров про всякую чертовщину не слышала. Ясно?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Я же не тупой.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Этого я пока не знаю.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Обидеть меня хотите? Я к вам со всей душой, а вы…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нет, не хочу. Как тебя зовут, ты сказал? Повтори.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Тимохой. Тимофеем, значит… А чертовщины тут никакой нет. Ну бродит себе дух и бродит. Чего особенного?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я же сказала, чтоб ты про это больше не распространялся. А говоришь, что не тупой.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Опять обижаете? Я знаю, что говорю, я его сам видел. А просили вы при девчонках молчать. Вам-то нужно всю правду знать.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ладно, рассказывай свою правду.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Только вы не ругайтесь, а слушайте. Договорились?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я буду молчать.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Вы меня тогда перебили, я теперь с главного начну. Дело все в любви несчастной. Это такое чувство сложное, что понять его совсем не всякому дано. Когда оно посещает человека, он как бы не в себе становится. Болеет, короче выражаясь.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ты мне лекцию будешь читать?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну не перебивайте, а то я опять собьюсь. Так вот барин заболел этой страшной болезнью и никак от нее избавиться не мог. Поэтому, когда поселился в этом доме, то места себе не находил. Бродил, то по дому, то по болоту, то по дому, то по болоту, то по дому, то по болоту… Ну и утоп.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Это я уже слышала.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Подождите, пожалуйста. Так вот. А на земле у него осталась задача невыполненная. Мечта невоплощенная. То есть тело утопло, а душа не улетела. Вот и бродит теперь это дух, любовь свою ищет.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. А зачем ты мне всю эту чушь рассказываешь?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Не хотите, как хотите. Но то, что я говорю, вам очень бы пригодиться могло. Уж я-то знаю!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Все, все, молчу.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Вот, к примеру, вышел к вам этот дух. Он, кстати, высокий. Худой, правда и бледный очень. Вам не понравится. Так вот, вышел он, а вы ему правильные слова должны сказать. Вы меня спросите какие, а я вам отвечу, что это тайна смертная. А?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я молчу.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Правильно. Потому, что вам я эту тайну открою. Чтобы вы знали, что я к вам со всей душой. Слова такие…
МАЛÁЯ ВАРЯ. Клавдия Петровна! Клавдия Петровна! Там кто-то на чердаке шебаршится! Даже кашляет, вроде.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Вот! А я вам что говорил?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Спокойнее. Мыши там.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ага, мыши… А если не мыши? Вы уж сходите, а то что-то не по себе очень.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Глупости все это. Пойдем, посмотрим. Тимофей, ты идешь?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Кто? Я? Я иду…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Слова помнишь?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Какие слова? А эти… Ну да. Чур меня вокруг, зло отсель беги! Не губи меня…
МАЛÁЯ ВАРЯ. Пойдемте скорее, а то девчонкам там страшно одним!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Идем. Хватит бормотать, Тимофей! Справимся как-нибудь с духом этим.

 

***

ГЛОБУС. Товарищ сержант, вверенный вам боевой состав к встрече с женским медперсоналом готов!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А чего ты так лыбишься, Григорий?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Так чего теперь-то непонятно?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А обещание свое помнишь?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Товарищ сержант, за кого вы меня принимаете…
ПАРТИЗАН. Ладно. Вести вас до особняка или сами дойдете?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ты чего такой злой, партизан?
ПАРТИЗАН. Да вы ведете себя, как дети, ей богу. Вроде и не на войне вовсе.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Знаешь, на войне тоже люди воюют. А людям ничто человеческое не чуждо!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Нет, Григорий. Паренек-то прав. Давайте посерьезней. Мы тут, прежде всего солдаты Рабоче-крестьянской Красной армии, а уже потом люди.
ГЛОБУС. Товарищ сержант, да мы ничего плохого и в мыслях не держали. Просто не каждый день вот так с девчонками встретишься…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Не с девчонками, а с бойцами Красной армии. Они такие же солдаты, как мы.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ну не совсем такие…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Разговорчики! Становись! Равняйсь! Смирно! Мы приступаем к выполнению боевой задачи по охране объекта. А именно временного госпиталя. К медперсоналу, находящемуся на территории объекта обращаться на вы и по званию. Понятно?
ГЛОБУС. Так точно, товарищ сержант!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Красноармеец Тютин?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Разрешите вопрос?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Нет, не разрешаю!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Тогда, так точно!
ПАРТИЗАН. Ну что, идете вы или нет?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Идем, идем. Шагом марш!

 

***

МАЛЬЧИК КОСТЯ. Отпустите меня! Я же просто так, я не шпион! Ой, мамочка!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Давай, рассказывай, зачем ты залез на военный объект. Живо!
ЖЕНЕЧКА. Ну не надо так, Клавдия Петровна, он же еще маленький!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Я маленький!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Маленький или нет, а лезет, куда не просят. Должен соображать!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Да это Костик из пионерской ячейки. Не шпион он, а так, любопытный. Вы уж меня слушайте, я пустого не скажу!
КРАСАВИЦА НИНА. Лазят тут всякие любопытные, подглядывают. Может девушки переодеваются…
МАЛÁЯ ВАРЯ. Прям только на тебя все и хотят посмотреть!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Нет, смотреть я на вас не хотел. Я маленький еще, чтобы на всякий срам смотреть.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Так что же ты на военный объект пробрался?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. А мы и не знали, что это военный объект. Просто смотрим, в барском доме свет горит. Думали, что дух увидим…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Значит ты не один?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Конечно, нет! Я что, сумасшедший в проклятый дом один лезть? Мы всей ячейкой…
ДЕВОЧКА ИРА. Трепло ты, Костик! Совсем не умеешь хранить военную тайну!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Это кто там у нас? А ну-ка, выходи!
ЖЕНЕЧКА. Давайте, ребята, не бойтесь!
КРАСАВИЦА НИНА. Ага! Мы вас не съедим.
ПИОНЕР МАРАТ. Не надо. Мы пионеры. А пионеры страха не знают! Мы маскировались просто.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ага, конечно! Струсили и все!
ЖЕНЕЧКА. Не ругайтесь, пожалуйста.
ПИОНЕР МАРАТ. Меня, его слова не интересуют. Я использовал тактику Владимира Ильича. Маскировка – залог успеха профессионального революционера…
ДЕВОЧКА ИРА. Да! Если бы вы Костика не поймали, то нас бы точно никто не нашел! Марат – великий конспиратор!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Значит, тебя Маратом зовут?
ПИОНЕР МАРАТ. Меня зовут товарищ Марат!
ДЕВОЧКА ИРА. Мы все зовем его Марат бесстрашный!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ой! Ты смотри, какие герои!
ЖЕНЕЧКА. Варя, ну, пожалуйста…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Быстро объясняйте, что вы здесь делаете?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Я же сказал. Пионеры это. Они в каждой бочке затычка!
ЖЕНЕЧКА. Тихо! Тихо, пожалуйста. Там кто-то в дверь пытается зайти. Слышите?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну, вот, начинается. Теперь уж точно, барин пришел…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не болтай! Пионеры, давайте наверх, где прятались!
ПИОНЕР МАРАТ. Есть, товарищ командир! Слышали команду? За мной и не отставать!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Что это такое, Клавдия Петровна? Кто там?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Разберемся. Девочки, где у нас оружие?
КРАСАВИЦА НИНА. Не знаю. Женька куда-то дела. Вон, только швабра валяется.
ЖЕНЕЧКА. Оружие? В комнате какой-то… Не помню я, дом больно большой. Ну, давай, хоть швабру бери!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А мне куда? С детьми или с вами?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Всем занять боевую позицию. Приготовиться к отражению атаки противника! Где эта швабра, давай ее сюда!
ПАРТИЗАН. Тук, тук, тук! Девушки! Это я! Чего вы заперлись? Я же вам говорил, днем здесь бояться нечего! Открывайте. Гости к вам, тоже наши – военные.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну, слава тебе, Господи!
КРАСАВИЦА НИНА. Клавдия Петровна, вам еще швабра нужна?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Тебе бы этой шваброй…
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я пойду, открою, а то, как же они зайдут?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Давай, открывай.
КРАСАВИЦА НИНА. Да вы чего? Там же наверняка мужики. А мы глянь, в каком виде…
ПАРТИЗАН. Эй! Вы там живые вообще?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Живые, живые. Сейчас откроем!
ЖЕНЕЧКА. Клавдия Петровна, а Нина права. Неудобно как-то.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Что-то меня вы не сильно стеснялись.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Не обижайся, Тимофей! Мы же не губы красить пойдем. Оправиться надо. Форму в порядок привести.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Да, это правильно. Быстро идем и приводим форму в уставной вид. А ты Тимофей открой им пока. Остальные за мной!

 

***

МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Открой, открой… Я, конечно, открою… Только почему именно я? Мне что, больше других надо? Почему всегда я?
ПАРТИЗАН. Ну, долго нам еще ждать? Тук, тук, тук!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Открыто! Заходите!
ПАРТИЗАН. Вот это да! Тимоха? А ты что тут делаешь?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ничего. Санитаркам помогаю. А что?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН.
Не понял, а сами санитарки-то где?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Григорий, помолчи! Ты ж обещал!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Санитарки форму в порядок приводят. Чтоб по уставу.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. По уставу, говоришь… А ты сам-то кто? Давай докладывай.
ПАРТИЗАН. Это Тимоха. Тоже наш, деревенский.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Я чего, сам ответить не могу? Тимофеем меня зовут! И все!
ПАРТИЗАН. Отец его попом у нас был. Вот его в тридцать седьмом и того. Отца. Жалко, хороший мужик был. Только плохо, что поп.
ГЛОБУС.
Тимофей! Слушай, а ты в Бога веруешь?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Я в коммунизм верю. И в великого Сталина! А в Бога не верю! Потому, что его нет! И не было!
ГЛОБУС. Жалко. Я вот тоже в Бога не верю, но думаю, а вдруг он есть?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Глобус! Не умничай. Есть только то, что можно увидеть! Вот! Вот смотрите, какие хоромы строила себе буржуазия руками угнетенных крестьян. И это в лесу! Вот где мы видим звериное лицо капитализма!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Вам бы, товарищ сержант, в политруки идти.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. В политруки, говоришь? А что, можно и в политруки. Плох тот солдат, который не мечтает…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Здравствуйте, товарищи!
ГЛОБУС. Здравствуйте, девушки…
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Здравия желаем, товарищи бойцы Рабоче-крестьянской Красной армии!
КРАСАВИЦА НИНА. Спасибо, спасибо… Интересно узнать, о чем же мечтают такие бравые солдаты?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Здравия желаем!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Смирно! Товарищ… Товарищ лейтенант медицинской службы, разрешите доложить?
ЖЕНЕЧКА. Вы уж разрешите ему, Клавдия Петровна… А то неудобно очень.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Докладывайте, товарищ сержант.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Смирно! Боевой состав вверенного мне подразделения прибыл для выполнения боевой задачи по охране объекта. А именно временного госпиталя. Разрешите приступить к своим обязанностям?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну, что ж… Вольно! Приступайте.
КРАСАВИЦА НИНА. Подождите, сначала нужно познакомиться. Что вы на меня смотрите? Команда «вольно» была? Была! Меня Ниной зовут. А вас?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Разрешите представиться. Красноармеец Григорий Тютин!
КРАСАВИЦА НИНА. Очень приятно. А вас как величают, молодой человек.
ГЛОБУС. Вообще, имя мое Василий, а фамилия Круглый. Но все зовут меня Глобусом. Я не обижаюсь.
КРАСАВИЦА НИНА. А если я буду звать вас Васей, вы не будете против?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Во Нинка дает! Теперь понятно, чего от нее одноглазый свихнулся.
ГЛОБУС. Против? Нет, я не против…
КРАСАВИЦА НИНА. Ну и теперь мы должны узнать имя нашего доблестного сержанта!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Сержант Петренко.
КРАСАВИЦА НИНА. Очень приятно, но это фамилия. А имя у вас, товарищ сержант, есть?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Есть и имя… Николай. Надо же, года полтора никто не спрашивал. Петренко и Петренко… Ну что, ваша очередь.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Меня зовут Варварой Степановой. Теперь ты, ну чего замерла?
ЖЕНЕЧКА. Я Женечка. То есть Женя, Евгения Копытина.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Да ладно! Мы все ее только Женечкой и зовем.
КРАСАВИЦА НИНА. А теперь, разрешите вам представить лейтенанта медицинского батальона…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нина! Красноармеец Бурундукова. Я как-нибудь сама справлюсь!
КРАСАВИЦА НИНА. Ой, не могу… Есть, товарищ лейтенант медицинской службы! Молчу.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вы можете обращаться ко мне по званию. А зовут меня Клавдией Петровной.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Возможно, это никого не интересует, но у нас там пионеры на чердаке скоро от страха в штаны наделают. Может позвать их уже?
ПАРТИЗАН. Что и Марат со своей командой уже здесь? Ну и народ. В каждой бочке затычка!
ЖЕНЕЧКА. Да, давайте их позовем. Они же дети, им страшно.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я могу сбегать.
ПИОНЕР МАРАТ. Не надо за нами бегать. Мы и так уже здесь. Мы установили за вами слежку и выяснили, что вы не враги, не шпионы и не дух барина.
ДЕВОЧКА ИРА. Марат дал нам команду! И мы сразу спустились, и подслушивали вас из соседней комнаты.
МАЛЬЧИК КОСТЯ. А вы даже и не заметили! Эх вы, конспираторы!
ПИОНЕР МАРАТ. Между прочим, настоящий революционер видит затылком! Как Владимир Ильич!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А мне этот парень нравится. Вот вам будущий политрук.
ПАРТИЗАН. Ну что, трогательная встреча со знакомством, я надеюсь, закончилась? Кто-то собирался, кажется, посты ставить? Вы хотели, чтобы я вам все подходы к этому дому показал…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Да, действительно, всем пора приступить к своим обязанностям. Красноармеец Бурундукова, нечего на меня таращиться. Выполняйте!
КРАСАВИЦА НИНА. Есть, товарищ лейтенант медицинской службы! Пошла я мыть полы, Васенька. Командуй, Варя!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Шагом марш! Левой, правой! Левой, правой!

 

***

КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Товарищ сержант, подойдите ко мне.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Слушаюсь, товарищ лейтенант!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Значит так. Жить нам предстоит в этом доме. Вместе. Понятно?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Так точно, товарищ лейтенант медицинской службы!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Красноармеец Тютин! Тебя сюда не звали.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ну что, мне теперь вообще ничего нельзя сказать?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Иди, Григорий, иди.
ГЛОБУС. Ты бы помолчал пока, Гриш. Не дразни гусей, дай людям поговорить.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Я понял, товарищ лейтенант.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. У меня тут девочки совсем юные. Понимаете меня?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так точно! Понимаю.
ПИОНЕР МАРАТ. Разрешите вопрос? Нам, какое задание будет?!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Пионеры, а вы что еще здесь?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. А где мы должны быть?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Вот если бы меня не заставили молчать, я бы им сказал…
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Не надо. Они и сами пойдут. Правда, Марат?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Пионеры, слушайте мою команду. В деревню шагом марш! И сюда без особой необходимости ни ногой! Понятно?
ПИОНЕР МАРАТ. Яснее ясного. Пытаетесь отстранить пионерию от общей борьбы?
ДЕВОЧКА ИРА. Товарищ Марат, пойдем. Я вижу, что политически они совершенно безграмотны.
ГЛОБУС. Ребята, не обижайтесь. Поговорите со мной, я вам объясню политическую ситуацию.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Шагайте! И нечего ворчать.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Я слушаю.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Так вот. Спать вы будете на первом этаже. А мы на втором.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Понял.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. И чтобы на втором этаже я ваших бойцов не видела.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А охрана? Ну, мало ли там чего…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ни при каких обстоятельствах! Ясно?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так точно.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Разрешите выставлять посты?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Посты? Зачем посты? Ах, да, посты… Выставляйте.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так… Партизан, ты готов?
ПАРТИЗАН. Кто, я? Да я уж думал, что вы никогда о войне не вспомните. Идемте, покажу вам все тропки. Вояки, честное слово.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А мне что теперь делать?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Тебе? А что ты до этого делал?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Я вам про барина рассказывал.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. А до этого?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Когда?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну, пока сюда не пришел.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ничего не делал. Жил. В деревне там… А что?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вот этим и займись!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Зря вы так, Клавдия Петровна. Я, ведь к вам со всей душой. Но раз вы хотите, то я уйду.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Мы тут не в игрушки играем. Это военный объект и посторонним здесь не место! Иди, Тимофей. Завтра можешь придти.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Завтра? Все, понял, убегаю. А слова-то заветные сказать?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну давай, говори.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Чур меня вокруг, зло отсель беги! Не губи меня, отойди да сгинь! Черный ворон спит, белый голубь ввысь! Прах земля прими, дух со мной простись!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я так много сразу не запомню.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну, можно и проще. Сгинь нечистая сила! И перекреститься.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Креститься, Тимофей, я не обучена. А пистолетом пользоваться умею. Так что справимся мы как-нибудь с духом этим. Все, мне на службу пора. Малая, где вы там?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. До свидания, Клавдия Петровна! Храни вас Господь!

 

***

ГЛОБУС. А мамка всегда мне говорила, что я везучий. Я в рубашке родился. В какой такой рубашке… Сам не знаю. Но вот так посреди войны оказаться в одном доме с девчатами. И не поверит никто. А главное все красавицы. Даже не могу понять, какая из них краше. Ты как думаешь, Григорий?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. А никак. Сутки уже прошли, а ты их сколько раз видел? Ну вот. На второй этаж нам, видите ли, нельзя… Они на первый только по нужде и спускаются. И опять наверх! Вот чего вдруг нельзя? А если там враг затаился? Ну, вдруг?
ГЛОБУС. Нету там никакого врага, там только девчонки.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Я об этом и говорю. А нам туда нельзя.
ГЛОБУС. Гриш, дело такое… Приказы не обсуждают.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Это понятно. Я и не обсуждаю, я просто думаю. Вот мы тут с тобой сидим и охраняем тропинку, по которой никто не ходит. Причем уже лет двадцать никто не ходит. Ну, только если пионеры, да и то они чаще через болото лазят. Фронт он дальше пошел, наши наступают. А мы сидим.
ГЛОБУС. Гриш, ну чего ты все ворчишь? Ты мне пост сдал? Сдал. Иди в дом, отдыхай. Кто тебя со мной сидеть заставляет?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. А чего я в доме делать буду? На Петренко таращиться, что ли? Он со своими картами да книжками не расстается, все чего-то читает. А если не читает, то чертит. Явно в генералы собрался.
ГЛОБУС. А тебе завидно? Да брось ты! Пусть он себе в генералы метит. Это его дело. Зато ты красивый.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Кто? Я? Ты совсем свихнулся, Глобус! Да меня даже лошади пугаются.
ГЛОБУС. Ладно, не придумывай. Я видел, как Женечка на тебя смотрела.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Как она на меня смотрела?
ГЛОБУС. Понятно как. Нежно смотрела. Мол, хороший какой парень…
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Да? Не заметил. Я-то сам все на Нинку таращился.
ГЛОБУС. Зачем на Нинку? А, ну это дело твое, конечно.
***

ЖЕНЕЧКА. Ой! Ребята! Товарищи красноармейцы! Как хорошо, что я вас встретила. Меня за водой послали, а куда за ней идти я не знаю. Туда или туда?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Здравия желаем!
ЖЕНЕЧКА. Извините, я не поздоровалась. Добрый день.
ГЛОБУС. Здравствуйте, Женечка.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Идти можно и туда, и туда. Но ты никуда не пойдешь!
ЖЕНЕЧКА. Почему не пойду? У меня ведь приказ…
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. А потому, что есть на свете настоящие мужчины! Правда, Глобус?
ГЛОБУС. Конечно. Есть мужчины…
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Вот сейчас Глобус за водой и сбегает. Правда, Глобус?
ГЛОБУС. Да я бы сбегал, но я ведь на посту. Я не могу…
ЖЕНЕЧКА. Что вы, я сама схожу. Вы только скажите, куда идти и все.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Понятно, понятно. На посту он… Хорошо, я принесу воды. Давай ведра, Женечка.
ЖЕНЕЧКА. Да мне неудобно как-то.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ничего, я быстро. Мне не в тягость. Охраняйте пока тут!

 

***

ГЛОБУС. Хороший он парень – Григорий, шебутной только немного. А так добрый.
ЖЕНЕЧКА. Да, я тоже это заметила. В смысле, что хороший.
ГЛОБУС. Хороший, очень хороший. И красивый.
ЖЕНЕЧКА. Ну, вот это совсем даже не важно! Мне, например, красавчики вообще не нравятся.
ГЛОБУС. А Григорий?
ЖЕНЕЧКА. Что Григорий?
ГЛОБУС. Григорий нравится?
ЖЕНЕЧКА. Что за глупые вопросы? Нет, конечно.
ГЛОБУС. Ну вот, я же говорил, что он красивый.
ЖЕНЕЧКА. Почему красивый?
ГЛОБУС. Потому, что вам не нравится.
ЖЕНЕЧКА. Слушайте, вы меня совсем запутали. Не хочу я на такие темы разговаривать. Давайте уж о чем-нибудь другом поговорим.
ГЛОБУС. О чем, о другом?
ЖЕНЕЧКА. Ну, если вы никаких других тем не знаете, то лучше давайте помолчим. Что вы молчите?
ГЛОБУС. Вот погода сейчас очень хорошая. Очень хорошая погода. Смотрю и радуюсь. Что погода такая хорошая. Да?
ЖЕНЕЧКА. Да, хорошая погода. Дождя нет. И солнца тоже.
ГЛОБУС. Хорошая погода. Завтра еще лучше будет.
ЖЕНЕЧКА. А это он вас просил узнать?
ГЛОБУС. Кто просил?
ЖЕНЕЧКА. Григорий, кто же еще.
ГЛОБУС. Про погоду?
ЖЕНЕЧКА. Да нет, не про погоду. Про меня.
ГЛОБУС. Что про вас узнать?
ЖЕНЕЧКА. То, что вы спрашивали.
ГЛОБУС. Я спрашивал? Про вас? Нет, я пока про вас не спрашивал. Я про Григория спрашивал. А про вас нет.
ЖЕНЕЧКА. Василий, а вы, правда, такой Глобус, или прикидываетесь?
ГЛОБУС. Не прикидываюсь, я честно не пойму, что вы от меня хотите.
ЖЕНЕЧКА. Я спрашиваю, это вас Григорий просил узнать нравится он мне или нет? Или вы сами?
ГЛОБУС. Нет, он не просил. Я сам.
ЖЕНЕЧКА. Да? А вам это зачем?
ГЛОБУС. Мне? Ну так… Ни за чем. Просто спросил. Может, лучше на другую тему поговорим? Про погоду…
ЖЕНЕЧКА. Ну давайте. А строгий у вас сержант. И серьезный очень, хуже Клавдии.
ГЛОБУС. Про Петренко вы зря так плохо думаете. Он хороший мужик!
ЖЕНЕЧКА. Я про него вообще не думаю. Просто тему поменяла.
ГЛОБУС. А, если бы не Петренко, вы бы нас с Григорием никогда не встретили. Знаешь, какой он мужик? Настоящий! Ему даже орден дадут. Вот вернемся в часть, и он его получит. За геройство свое!
ЖЕНЕЧКА. Ух ты! Как интересно! А что он такое сделал, что ему орден?
ГЛОБУС. Во первых, он целую роту от смерти спас. Честное слово! Мы с Григорием только в часть прибыли, не успели понять, что к чему, а фриц как попрет! Тут бомбежка, там танки бабахают, пулеметы все накрыли! Грохот, вой такой, ничего не слышно. Связи нет, провод перебило. Куда стрелять, где наши, где фашисты – ничего не понятно! Потом прям в нас стал бить гад. Все как побегут куда-то. Мы с Григорием за ними, естественно. А Петренко хвать нас за шкирку. Куда, говорит. А ну за мной! И так каждого. Целую роту остановил, а то нас точно свои же перестреляли бы!
ЖЕНЕЧКА. Я ничего не поняла. А в чем геройство-то?
ГЛОБУС. Ну ты даешь. Мы же ползком бежали, а он встал в полный рост, как будто никакого огня ниоткуда нет. Стоит, как богатырь из сказки. А все пули мимо летят, как заговоренные! И орет нам. Стоять, гниды трусливые! Перестреляю всех к чертовой матери! Стоять, мать вашу! Шаг вперед и пришью! Стоять!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Это я! Не стреляй, Глобус! Я это! Григорий! Ты чего так орешь? Совсем рехнулся, своих не видишь? Чуть не пристрелил лучшего друга!
ГЛОБУС. Вижу я! Я и не собирался стрелять… Я Женечке про Петренко рассказывал. Увлекся немного.
ЖЕНЕЧКА. Он не на вас кричал, это правда.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Про Петренко? Это как он нас всех своими матюками от смерти спас? Это правильно. По гроб жизни спасибо ему говорить будем. Хороший мужик! Ладно, Женечка, пойдем.
ЖЕНЕЧКА. Куда?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Как куда? В дом. Я тебе ведра донесу. Да и мне после дежурства поспать стоит. Идешь?
ЖЕНЕЧКА. Конечно. Спасибо вам, Василий. До свидания.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Нет, ну мне это нравится… За водой я ходил, а Глобусу спасибо! Вот и пойми вас.
ЖЕНЕЧКА. Вам тоже большое спасибо, Григорий! Я иду.
ГЛОБУС. До свидания, Женечка.

 

***

МАЛÁЯ ВАРЯ. Клавдия Петровна! Ну, послушайте вы меня. Я целую ночь не спала! Все думала… Я, знаете, о ком думала?
КРАСАВИЦА НИНА. Ой! А то мы не догадались. Про Тимофея ты думала, про кого же еще!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нина, по тебе все только про мужиков и должны думать.
КРАСАВИЦА НИНА. Нашли себе мужика! Мелочь деревенская!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ага! Для тебя только одноглазый и мужик!
КРАСАВИЦА НИНА. Да понимала бы ты чего, сопля!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Зато ты у нас больно понятливая! Шлында!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Молчать! Молчать, я сказала! Тихо. Всё! Так о чем ты там думала, Варя?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Про духа этого. Про Барина. Какой же он несчастный был. Больно представить.
КРАСАВИЦА НИНА. Нашла, кого пожалеть…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нина!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я все ждала, а вдруг он сейчас выйдет, да начнет по дому любовь свою искать… Страшно очень, Клавдия Петровна.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Послушай меня, Варечка. Никакого духа нет! И быть не может. Это все капиталистические сплетни и домыслы. Может до революции, духи и были, а сейчас их нет.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я понимаю, что товарищ Сталин не допустил бы, чтобы духи по нашей стране ходили. Но все равно мне страшно…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Эй! Там! Товарищ лейтенант медицинской службы! Разрешите войти?
КРАСАВИЦА НИНА. А вот и сержант! Я же говорила, что он самый первый придет?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Да, да! Входите, товарищ сержант.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Здравия желаю! Я тут что, к вам гость пришел. Я не знаю, пускать или не пускать. Говорит, что сами звали.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Какой гость?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Это я, Клавдия Петровна! Тимоха! Вы вчера сказали завтра приходить! Сегодня уже завтра. Я пришел.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну, так что, пускать его? Или как?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Заходи, Тимофей!
КРАСАВИЦА НИНА. Вот шустрая какая! Уже командует!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Пусть войдет.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Заходи, хлопец. Одного не пойму, как он мимо нашего поста пробрался?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Здравствуйте всем! Да мимо поста легко пройти, если болото хорошо знаешь. Тут у каждого деревенского своя тропка заветная есть. Вы уж слушайте меня. Я знаю, что говорю.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Он знает. Здравствуй, Тимофей!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну, рассказывай, зачем пришел?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Не понял. Так вы же сами позвали.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ладно, я вниз пойду… Или что? Вам что-то надо? Может помочь чем?
КРАСАВИЦА НИНА. Конечно, помочь. А то у нас скоро руки до земли отрастут, с ведрами таскаться. Тут целое море нужно, чтоб этот дом отмыть!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Много ты таскаешь… Все Женечка бегает!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Быстро прекратили! Да, товарищ сержант, нам вода нужна. Много воды. И вымыть все, и запас на первое время работы госпиталя сделать.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Я могу принести. Сколько хотите! Вы только ведра дайте.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так что ж вы сразу не сказали? Что у нас бойцов что ли нету?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Правильно. Личный состав нужно задействовать с максимальной пользой для дела…
ЖЕНЕЧКА. Девочки! Это я! Я воду несу!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН.
Поберегись! Осторожно! Осторожно! Привет, девчата, водовозка приехала! Здравствуйте, товарищ сержант… И лейтенант.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Григорий! Это ты или что?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Женечка, как интересно ты несешь воду… И вам, товарищ, здесь делать нечего… Так, товарищ сержант? Мне, кажется, придется принять серьезные меры.
ЖЕНЕЧКА. Какие меры? Ну, просто мне немножко помогли. А что, это плохо? Вы меня накажете?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что? Зачем наказывать? Это я! Я приказал. Правда, Григорий?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Так точно! Правда! Сержант говорит… Ну, давай, Григорий…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Я же обещал, что бойцы помогут, вот они и помогают.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Клавдия Петровна, ну что такого? Принесли воду и все.
КРАСАВИЦА НИНА. Ничего особенного. Простая товарищеская помощь.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Смирно! Команда дана всем!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Мне тоже?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Мальчик, помолчи! Слушайте меня внимательно. Сержант вместе с рядовым Тютиным вниз! Я спущусь и дам вам распоряжения! Выполняйте!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Есть, товарищ лейтенант!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Быстро взяли в руки тряпки и мыть! Мыть этот дом! Чтоб до блеска! Чтоб все сверкало! Выполняйте!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А мне что делать?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ты помогать хотел? Вот тебе ведра, таскай воду! Шагом марш! Живо!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Иду, иду! Клавдия Петровна, помните, я вам про характер говорил?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Воду неси! Нечего трепаться!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Все, я ушел.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Так. Все так. Я делаю то, что нужно! Дисциплина, прежде всего! Прежде всего… Девочки, подождите меня. Вы где там?

 

***

ПИОНЕР МАРАТ. Тихо! Тихо, я сказал! Не шуметь. Сорвете мне разведывательную операцию!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. А что мы тут разведываем?
ДЕВОЧКА ИРА. Товарищ Марат, нам же сказали, без особой надобности сюда не соваться…
ПИОНЕР МАРАТ. Разговорчики! Быстро построились и приготовились к выполнению задания. Сейчас я проведу краткий инструктаж. Итак, мы находимся на территории военного объекта! Что это значит?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Это значит, что нам могут настучать по башке, если поймают.
ПИОНЕР МАРАТ. Нет, это значит, что мы, настоящие пионеры, должны быть особенно бдительны. Понятно?
ДЕВОЧКА ИРА. Так точно, товарищ Марат!
ПИОНЕР МАРАТ. Идем дальше. Какие у нас задачи? Обеспечить выполнение директив нашего великого вождя и упрочить завоевания коммунистической партии. Понятно?
ДЕВОЧКА ИРА. Да, понятно. Только я не знаю, что именно мы должны делать?
ПИОНЕР МАРАТ. Поясняю! Мы будем следить. И сообщать куда следует, если что-то будет не так! Ясно?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Что будет не так?
ПИОНЕР МАРАТ. Посмотрите сюда. Что мы видим перед собой?
ДЕВОЧКА ИРА. Ой, Глобус спит.
ПИОНЕР МАРАТ. Нет, это не Глобус! Это пособник империализма и разгильдяй! Спать на посту – это преступление! Спящий на посту пособник фашистов! Что мы должны сделать в сложившейся ситуации, как настоящие пионеры-ленинцы?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Разбудить?
ПИОНЕР МАРАТ. Нет! Думайте…
ДЕВОЧКА ИРА. Встать на пост вместо него?
ПИОНЕР МАРАТ. Можно, но тоже нет! Еще?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Уйти? Остаться?
ДЕВОЧКА ИРА. Рапортовать?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Салютовать?
ПИОНЕР МАРАТ. Нет! Не соображаете! Где ваша политическая смекалка? Что сделать… Правильно. Доложить!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Кому доложить?
ПИОНЕР МАРАТ. Как кому? Вышестоящему начальству. Что вытаращились? Пойдем выполнять свой патриотический долг. За мной!
ГЛОБУС. Стоять! Стоять и не дергаться! Молодцы. Вот слушаю я вас, пионеры, и удивляюсь. Кто вас так воспитал?
ПИОНЕР МАРАТ. Родина и партия…
ГЛОБУС. Молчать! Родину ты не трогай и партию тоже. Что вы думаете, я спал? Да нет. Прав ваш Марат бесстрашный, спать на посту – преступление. А лезть на военный объект это что?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. А мы и не знали, что это военный объект…
ГЛОБУС. Не ври! Пионеры врать не должны. А что должен делать часовой, если неизвестные пробираются на военный объект?
ДЕВОЧКА ИРА. Стрелять?
ГЛОБУС. Ну не сразу. Сначала нужно спросит пароль. Вы пароль знаете?
ПИОНЕР МАРАТ. Я пароль не знаю, но мы же не знали, что без пароля нельзя…
ГЛОБУС. А если неизвестный пароля не знает, тогда часовой обязан стрелять. Стой, кто идет! Пароль?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Не надо, я маленький!
ДЕВОЧКА ИРА. А я девочка!
ГЛОБУС. Пароль неправильный. По уставу, я, конечно должен стрелять…
ПИОНЕР МАРАТ. Не надо стрелять. У меня есть предложение. Мы уходим, вы спокойно спите дальше. Хорошо?
ГЛОБУС. Ну, ты наглец. В деревню бегом марш!
ПИОНЕР МАРАТ. Есть! За мной! Не отставать!
ГЛОБУС. Вот пионеры, в каждой бочке затычка!

 

***

ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Товарищ сержант, разрешите объяснить! Я просто воду нес.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Григорий! Что ты шумишь? Нес воду и нес. Что мне твоя вода?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Я просто помочь хотел… Кто же знал, что там такая змея?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Помочь, говоришь? Помочь – это правильно. Только что ты на второй этаж поперся?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Так ведра надо было донести…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Сержант Петренко!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Я здесь, товарищ лейтенант. Исчезни, Григорий! Что смотришь? Кыш!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Сержант! Где вы там? Подойдите ко мне.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. По вашему приказанию прибыл! Готов к выполнению боевых задач.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не валяйте дурака, сержант! Я хотела с вами серьезно поговорить.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так точно!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Что точно, сержант? Я нормально хотела поговорить, по-человечески. Как вас зовут?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Николаем, я же говорил.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я помню. Меня Клавдией Петровной.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Да, я тоже помню, товарищ лейтенант.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Так вот, Николай, сложная у нас ситуация. Мы тут оторваны от всех. Сами знаете, связи никакой с командованием у нас нет. А приказ никто не отменял. Госпиталь организовать мы должны.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А мы что делаем?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Правильно. Мы это и делаем. Только вот, что меня смущает. Фронт дальше пошел. Кому здесь этот госпиталь нужен, если наши дальше наступают?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну что я думаю… Может это будет тыловой госпиталь? В глубоком тылу?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вы так думаете? Возможно, вы и правы, Николай. Но я не про это хотела поговорить.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А про что? Про что, Клавдия Петровна?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вы считаете, что я злая?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что? Нет, вы добрая!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не врите! Стыдно врать бойцу красной армии! Я злая.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Да? Ну раз вы так говорите … Ну есть немного. А что вы такая злая? Это что? Или зачем?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вот! Вы все так думаете! Молчать! Ладно, давайте по делу! У вас бойцы. Так?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Почему у меня? У меня да. У меня бойцы. А что?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. А то, что мне поставлена задача, отмыть этот проклятый дом так, чтобы в нем можно было лечить раненых. А воды нет. За ней бегать нужно два километра по кривым тропинкам. А девочки совсем юные. А у вас бойцы здоровые, которые лазят на второй этаж, когда им никто не разрешал! А воду принести некому! Что вы по этому поводу думаете? Отвечайте!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А что тут думать, тут воду таскать нужно.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вот и таскайте! И как можно больше! Ясно?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так точно, товарищ лейтенант!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Хорошо. И еще, помните, что я вам про второй этаж говорила? Помолчите! Вы помните. Так вот, пусть приходят… С водой! Или без воды. Но до отбоя. И пусть стучатся!

 

***

КРАСАВИЦА НИНА. Ну, молодец, тихоня! Припрягла мужика! Теперь и ему, и нам влетело. Думать надо!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Так не все ж такие опытные по мужикам, как ты!
ЖЕНЕЧКА. Ой, не ругайтесь, девочки. И не надоело вам? Мне и самой тошно. Я ведь ничего плохого не сделала. Просто мне воду помогли нести. И что Клавдия так разозлилась?
КРАСАВИЦА НИНА. Так, может, ей Григорий понравился? А что? Парень он видный. Не беда, что рядовой…
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ты совсем, Нинка, рехнулась? Клавдия вообще мужиков в упор не видит.
ЖЕНЕЧКА. Нет, нет! В Григория она могла влюбиться. Он такой красивый…
КРАСАВИЦА НИНА. Ну, это, может, тебе так кажется. Красивый у них, конечно, сержант. Ну, Василий ничего. А Григорий совсем так себе.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Да все они одинаковые. Вот Тимофей, тот блондин.
ЖЕНЕЧКА. Ага! А почему Клавдии Григорий понравился?
КРАСАВИЦА НИНА. Кто тебе сказал, что он ей понравился?
ЖЕНЕЧКА. Так ты же сама и сказала.
КРАСАВИЦА НИНА. Да это я так. Просто не пойму, почему Клавдия так взбеленилась… Может и из-за сержанта?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Бросьте! Клавдии на мужиков наплевать!
КРАСАВИЦА НИНА. Варь, не хочу с тобой ругаться. Честно. Но тут ты точно еще совсем маленькая, ничего не смыслишь. Нет такой бабы, которой на мужиков наплевать. Война, не война… Можно козьи морды корчить, орать на всех, голову выше носа задирать, а любовь она всех касается. Вот подрастешь, поймешь!
ЖЕНЕЧКА. Да, Варь, я тоже так думаю.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Не такая я маленькая, про любовь больше вас понимаю. Что? Нечего улыбаться! Я вам просто не все рассказываю.
ЖЕНЕЧКА. Мы не поэтому улыбаемся. Не потому, что ты маленькая.
КРАСАВИЦА НИНА. А я вообще не улыбаюсь. Сапог немного жмет, вот я и щурюсь.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ладно. Не придуривайтесь. А что, неужели Клавдия тоже влюбиться может? Я даже представить себе не могу в кого.
ЖЕНЕЧКА. Давайте полы мыть.
КРАСАВИЦА НИНА. Это правильно. Только воды чистой больше нет.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Тимофей должен был принести. Можно я за ним сбегаю?
ГЛОБУС. Тук! Тук! Тук! Это я – Глобус! Можно войти? Я воду принес!
КРАСАВИЦА НИНА. Ну вот. Еще один самоубийца явился. Командуй, Варя!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Заходите! Если не боитесь.
ГЛОБУС. Здравия желаю, девушки! А чего мне бояться? Я приказ выполняю. Мы теперь вам воду таскать будем. Говорят вам тут целое море нужно.
ЖЕНЕЧКА. А это кто так приказал?
ГЛОБУС. Как кто, лейтенант медицинской службы товарищ Клавдия Петровна!
КРАСАВИЦА НИНА. Не может быть! Сейчас дождь с лягушками пойдет.
ГЛОБУС. Как не может? Может! Нам теперь даже просто так заходить к вам можно. Без повода.
ЖЕНЕЧКА. А вы ничего не путаете?
ГЛОБУС. Ну не такой уж я глобус, как вы думаете, Женечка! Сейчас все остальные тоже с ведрами прибегут. Принимайте воду!

 

***

ПИОНЕР МАРАТ. Я наблюдаю активное передвижение объектов по территории. Объекты передвигаются с ведрами.
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Дай посмотреть!
ДЕВОЧКА ИРА. Константин, не мешай! Марат работает!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Я и не мешаю. Просто хотел посмотреть. А бинокль, между прочим, мой!
ПИОНЕР МАРАТ. Стыдно, товарищ Константин! Что за частнособственнические настроения? Бинокль общий, то есть народный!
ДЕВОЧКА ИРА. Ты не должен ставить частные интересы выше общественных!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Ладно. Не надо меня воспитывать.
ПИОНЕР МАРАТ. Внимание! Объекты встретились. Медицинский персонал о чем-то активно общается с бойцами. Тут что-то не так…
ДЕВОЧКА ИРА. По нашим данным им запрещено общение без специального приказа!
ПИОНЕР МАРАТ. Вот это меня и беспокоит! Мы что-то упустили. Но что?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Ну дай посмотреть!
ДЕВОЧКА ИРА. Константин!
ПИОНЕР МАРАТ. Пусть смотрит. Держи бинокль. Мне подумать надо. Если лейтенантша про их шуры-муры не знает, то тут пора принимать меры. А если знает, то я даже не знаю, кому и докладывать.
ДЕВОЧКА ИРА. А что они там такое делают?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Да ничего особенного, просто воду носят. Ну и разговаривают о чем-то. Отсюда не видно.
ПИОНЕР МАРАТ. Ну что, друзья мои и соратники по борьбе, положение складывается непростое. Тревожное положение!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Там и Тимоха с ведрами бегает!
ДЕВОЧКА ИРА. Где? Дай я посмотрю!
ПИОНЕР МАРАТ. Поповскому сыну, значит, можно находиться на военном объекте, а пионерам нельзя? Интересная у них позиция… Контрреволюционная!
ДЕВОЧКА ИРА. Ушли все куда-то. Кажется в дом. И Тимоха с ними.
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Может нам тоже взять ведра, набрать воды и туда?
ПИОНЕР МАРАТ. Куда туда? Ты пароль знаешь? Пристрелит тебя Глобус и все!
ДЕВОЧКА ИРА. Не пристрелит. Он же так, пугал. Может, правда, придем с водой? Вдруг не прогонят?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Мы ведь должны помогать старшим товарищам?
ПИОНЕР МАРАТ. Хорошо, уговорили. Я готов пойти на риск. Но рисковать настоящие революционеры должны осмысленно! Поэтому ты, Костик, войдешь в дом первым.
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Почему я? Я маленький!
ДЕВОЧКА ИРА. Я первая войду! Я не боюсь!
ПИОНЕР МАРАТ. Молодец, товарищ Ира! Пусть твой поступок послужит примером всем настоящим ленинцам! А тебе должно быть стыдно, Костик! Девочка смелее тебя.
МАЛЬЧИК КОСТЯ. А ты сам что? Ты сам струсил!
ПИОНЕР МАРАТ. Вот ты как заговорил… Я ведь могу исключить тебя из нашей ячейки. И из пионеров вообще!
ДЕВОЧКА ИРА. Не надо, Марат! Он так сболтнул. Ты герой! В этом никто не сомневается. Правда, Костик?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Правда. Ты Марат. Марат бесстрашный!
ПИОНЕР МАРАТ. Ладно, отложим трения и диспуты на мирное время. А сейчас главное – борьба! За мной!
***

СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну что, Клавдия Петровна, теперь вам воды хватит?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. На какое-то время да. Спасибо, товарищ сержант. И бойцам вашим спасибо передайте. Но мне пора. Вы свободны!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Есть, товарищ лейтенант.
КРАСАВИЦА НИНА.
Ох, Николай, зря вы лыжи под Клавдию подбиваете. Это бесполезно!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Какие такие лыжи? Что? Я ничего не подбиваю…
КРАСАВИЦА НИНА. Вот и правильно, Николай! Нечего время зря терять. Знаете что? Нет, вы не знаете! А я давно хотела вас спросить, вы холостой или уже женатый?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что? Я уже неженатый. Да и не был никогда. Всегда неженатый был. А вам зачем?
КРАСАВИЦА НИНА. Ну, вы странный, честное слово. Зачем девушка может мужчине такие вопросы задавать?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Зачем?
КРАСАВИЦА НИНА. Просто так! Для общего развития своего интеллекта!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что правильно, то правильно! А я для развития мозгов карты учусь читать. Тут целая наука! Вы что думаете, что эти крестики так? Нет, каждый крючочек что-то значит!
КРАСАВИЦА НИНА. Как интересно!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Да! Но чтобы разобраться, нужно много читать. Я почитаю пока. Ничего?
КРАСАВИЦА НИНА. Ничего, товарищ сержант! Совсем ничего.

 

***

МАЛÁЯ ВАРЯ. Какой же ты сильный, Тимофей! Столько ведер принес! Не устал?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Да нет, нам привычно. Каждый день воду таскаем.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Вот я и вижу, что ты такой мощный, как богатырь русский. Вон, какие у тебя плечи!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Варя, не смеши меня. Нет у меня никаких плеч. Просто воду таскал, как все. Куда, кстати, Клавдия Петровна пошла?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Вот не кстати! А зачем тебе наша старуха?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Она не старуха! Она девушка, хоть и лейтенант.
МАЛÁЯ ВАРЯ. А если девушка не лейтенант, то тебе уже и поговорить с ней неинтересно?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Варь, чего ты от меня хочешь? Я что воды мало принес? Скажи, где Клавдия Петровна?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Права Нинка. Все вы мужики одинаковые! На втором этаже твоя Клавдия. Только ты можешь лыжи под нее не настраивать. Бесполезно это.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Какие лыжи? Я просто поговорить с ней хотел.
МАЛÁЯ ВАРЯ. О чем таком ты с ней поговорить хочешь? Об уставе? Или о дисциплине в войсках?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. О жизни я хотел поговорить…
МАЛÁЯ ВАРЯ. А со мной? Со мной ты о жизни не можешь поговорить?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. С тобой тоже поговорю. Но потом. Ты подрасти немного.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Да что вы заладили одно и тоже. Я не маленькая! Что уставился? Иди к своей Клавдии, мне полы нужно мыть! Иди!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Не ругайся, Варя! Ты прям вылитая Клавдия Петровна сейчас была!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Да ну тебя! Ушла я!
***

ГЛОБУС. Вот смотрю я на вас, Женечка, и удивляюсь, как вы на маму мою похожи! Она тоже в молодости такая была, ладная, да красивая… И добрая у меня мамка очень, как вы.
ЖЕНЕЧКА. А почему вы отдыхать не пошли, Василий?
ГЛОБУС. Так я и не устал, Женечка!
ЖЕНЕЧКА. Странно. Григорий устал, а вы не устали. Вы меньше воды таскали?
ГЛОБУС. Мне, Женечка, работать привычней, чем отдыхать. Отдых он для бездельников придуман.
ЖЕНЕЧКА. Вы хотите сказать, что Григорий бездельник?
ГЛОБУС. Нет, не хочу. Я вообще про Григория говорить не хочу. Мне про вас интереснее.
ЖЕНЕЧКА. Да что про меня разговаривать. Ничего особенного.
ГЛОБУС. Почему? Вот вы где родились? Я в Липецке, недалеко от Москвы. Много раз ездил на Кремль смотреть. Красивый он. А вы? Вы откуда родом будете?
ЖЕНЕЧКА. Я в Смоленске живу. Ну и родилась тоже там.
ГЛОБУС. Вот те на! Так мы соседи почти! Это же хорошо. Вот кончится война, так мы в гости к друг другу ездить будем. Или в Москве встречаться! Вместе на Кремль посмотрим. Хорошая мысль?
ЖЕНЕЧКА. Очень хорошая. Я в Москве еще не была ни разу. Мы все собирались съездить, да не успели как-то, война началась. А Григорий откуда?
ГЛОБУС. Опять Григорий? Из Сибири он. Деревня Черные дрозды. Трактористом работал до войны. Хороший парень.
ЖЕНЕЧКА. Сибирь далеко. Ладно, спасибо вам Василий за помощь, за разговор тоже. Побегу я, а то меня Клавдия Петровна зовет.
ГЛОБУС. Зовет? Что-то я не слышал, чтобы кого-нибудь звали…
ЖЕНЕЧКА. А она тихо, вот вы и не расслышали. Побегу. Вы не обижайтесь на меня, пожалуйста.
ГЛОБУС. Я не обижаюсь. Чего тут обижаться… И в какой такой рубашке я родился? Не пойму.
***
КРАСАВИЦА НИНА. Что вы за мной ходите, Григорий?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. А вы как думаете?
КРАСАВИЦА НИНА. Я думаю, что вы с намерением ходите. А с каким не догадываюсь даже…
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ну, с чистым намерением. Поговорить о погоде. О жизни вообще.
КРАСАВИЦА НИНА. Ладно, Гриш, я тебя насквозь вижу. Даже не надейся! Не будет этого.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Да брось, что ты барышню из себя строишь?
КРАСАВИЦА НИНА. Руки убери! Я кому сказала? Я могу и по роже съездить.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ишь фифа какая! Не ори на меня, я ничего плохого тебе не сделал. Прям и обнять тебя нельзя.
КРАСАВИЦА НИНА. Гриша, я тебя предупреждала?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ну и что?
КРАСАВИЦА НИНА. Ну и не обижайся на меня теперь!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Совсем сдурела?
КРАСАВИЦА НИНА. Что случилось? Я вас задела, товарищ? Извините! Это с самыми чистыми намерениями! Пока, Гриша.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Шальная какая-то, честное слово. Вот и пойми их, этих баб. Хвостом крутит-крутит, а за плечико обнял, так сразу по физиономии бьет. Еще и Петренко доложит, не ровен час. Пойду лучше еще воды принесу.

 

***

МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Тук, тук, тук! Можно зайти, Клавдия Петровна?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Кто там? А это ты, Тимофей. Заходи, только не мешай, я тут книгу читаю.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Я не буду мешать. Я просто рядом посижу. Посижу, помолчу. Тихо посижу. Даже ничего говорить не буду. Я ведь к вам со всей душой, разве я буду мешать? Ну, читаете вы книгу, так что же, мне не неприятно. Я и так могу посидеть, рядом просто.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ты можешь не бубнить, Тимофей?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Все, все! Я молчу. Больше ни звука. Просто сижу, смотрю по сторонам, не мешаю. Я ведь тоже книги читать люблю. Хорошая книга ум просветляет, а душу лечит. Вообще, в чтении что-то возвышенное есть. Вот вы про что читаете?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я читаю о способах остановки кровотечения в кишечном тракте в полевых условиях при рваном осколочном ранении.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Интересная книга. Отец мой тоже медициной увлекался. У нас дома даже энциклопедия медицинская есть. Я ее вчера читать начал.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Зачем?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну, чтобы нам с вами было о чем поговорить. Общие интересы нужны.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Тимофей, я из-за тебя сосредоточиться не могу.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Так я же молчу. Не мешаю.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Давай договоримся. Ты пойдешь свою энциклопедию читать, а когда прочтешь, тогда и поговорим.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Так она толстая очень. Я ее, может, целый год читать буду.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вот и хорошо. Иди, Тимофей, читай!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну зачем вы так? Злая вы, Клавдия Петровна! Красивая и злая! И характер у вас поганый!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Что? Иди, раз тебе сказали! Я со своим характером сама разберусь. Шагом марш!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Можно я завтра приду?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Можно. Выполняй приказ!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Есть, товарищ лейтенант!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я не злая. И не красивая! Смешной какой мальчик. А, может, я и правда ничего? Чушь какая! Сейчас не об этом думать надо! Где книга?

 

***

КРАСАВИЦА НИНА. Не могу спокойно на вас смотреть! Что вы грустите, Василий? Вы устали?
ГЛОБУС. Конечно устал. А я что отдыхал, что ли? Сначала на посту стоял, потом с ведрами бегал. Устал!
КРАСАВИЦА НИНА. Вас явно кто-то обидел. Я вас таким злым еще ни разу не видела. Вы что, с Клавдией поцапались?
ГЛОБУС. Я с ней вообще ни разу не разговаривал. Да и не собираюсь даже.
КРАСАВИЦА НИНА. И правильно. Что такого хорошего Клавдия может сказать настоящему мужчине? Она красивых мужчин в упор не видит.
ГЛОБУС. Это вы на Григория намекаете?
КРАСАВИЦА НИНА. Почему я должна на Григория вашего намекать? Мне он совсем не интересен. Ни капли!
ГЛОБУС. А он красивый! Поэтому вы на него и намекаете, только признаться не хотите!
КРАСАВИЦА НИНА. Ну кто вам сказал, что он красивый? Ну кто?
ГЛОБУС. Да я и сам знаю! Ну, не потому, что знаю, а так Женечка сказала. Я ей верю.
КРАСАВИЦА НИНА. Так вот в чем дело. Василий, вы что, на нашу Женечку глаз положили? А она на вас нет? Ай, ай, ай! Такой видный мужчина и так расстраивается.
ГЛОБУС. Не надо меня жалеть! Не расстраиваюсь я! Я пойду чердак проверю. А то мало ли чего. До свидания!
КРАСАВИЦА НИНА. Ну, какие же они все смешные. Какие смешные… Да и я тоже. Смешная, аж плакать хочется.
***
ДЕВОЧКА ИРА. Да здравствует коммунистическая партия и товарищ Сталин! Ура!
ПИОНЕР МАРАТ. Это мы, пионеры! Не стреляйте!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Мы еще маленькие!
ДЕВОЧКА ИРА. Мы воду принесли!
ПИОНЕР МАРАТ. Вы где, товарищи?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что? Что такое? Ты смотри, опять пионеры. И снова мимо поста! Ну, что надо, гвардия?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Это не нам надо, это вам надо! Помогаем старшим товарищам! Вот вода, берите!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Опять вы? Я же вам сказала, без особой надобности сюда ни ногой!
ДЕВОЧКА ИРА. А мы узнали, что вам нужна вода и сразу откликнулись! Смотрите, вот ведра.
МАЛЬЧИК КОСТЯ. А в ведрах вода!
ДЕВОЧКА ИРА. Все без обмана.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А что, шустрые ребята.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Шустрые-то они, конечно шустрые, а откуда вы про воду узнали? Я по радио такого объявления не давала.
ПИОНЕР МАРАТ. Позвольте разъяснить ситуацию. Во-первых, у нас есть общественный бинокль, в который мы наблюдаем передвижение объектов. Из наблюдений нам стало ясно, что вам нужна вода. Во-вторых, вы допустили на объект поповского сына, при этом исключив пионерию из общей борьбы с ненавистным врагом. Но! Не это главное! Главное, это то, что в-третьих! Какой сегодня день?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что какой? Хмурый день. Но не дождливый.
ПИОНЕР МАРАТ. Неправильный ответ. Думайте!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Сейчас уже вечер. И незачем нам загадки загадывать!
ПИОНЕР МАРАТ. Эх вы! Какой месяц на дворе?
ДЕВОЧКА ИРА. Апрель!
ПИОНЕР МАРАТ. А число какое?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Двадцать второе!
ПИОНЕР МАРАТ. А это что значит? Это значит, что у нас праздник!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ты про что говоришь? У всех война, а у тебя праздник.
ПИОНЕР МАРАТ. А вы подумайте. Вспомните, чему вас учили в школе. Ну? Кто мог родиться в такой замечательный день?
ДЕВОЧКА ИРА. Владимир…
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Ильич…
ПИОНЕР МАРАТ. Ленин! Ура, товарищи!
ДЕВОЧКА ИРА. Ура-а-а!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Ура-а-а!!!
ЖЕНЕЧКА. Ой, что случилось? Наши победили? Или что?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Это тебе сейчас товарищ Марат расскажет.
ПИОНЕР МАРАТ. Сегодня замечательный день. В этот день родился вождь мирового пролетариата Владимир Ильич Ленин! Ура, товарищи!
ДЕВОЧКА ИРА. Ура-а-а!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Ура-а-а!!!
КРАСАВИЦА НИНА. Что тут за крик такой? Что происходит?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А что, ничего особенного. Пионеры празднуют день рождения Ленина.
МАЛÁЯ ВАРЯ. А зачем так орать-то? Это что, обязательно?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. А мне нравится, красиво орут, слаженно!
ПИОНЕР МАРАТ. У меня к вам вопрос, товарищ сержант. А почему вы ура не кричите? Вы что, не рады этому всенародно любимому празднику?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что? Я рад. Мы все рады. Будет команда, так и мы ура гаркнем! Так, Григорий?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нет, нет! Давайте обойдемся без воплей. Праздник, конечно, отметить нужно. Но другим способом.
ПИОНЕР МАРАТ. Интересно, каким таким другим способом вы собираетесь отметить праздник?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну не знаю… Тут подумать нужно, посовещаться.
ГЛОБУС. Я предлагаю устроить танцы. Посмотрите, что мы с Тимохой на чердаке нашли.
КРАСАВИЦА НИНА. Ой, граммофон настоящий! Не может быть!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Интересно, а он работает? Будет играть?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Конечно работает, вы уж меня-то слушайте. Даже пластинка есть. Правда всего одна.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так что, Клавдия Петровна, как поступим?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Танцы?
КРАСАВИЦА НИНА. Да, танцы! Что тут такого?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Здесь?
ЖЕНЕЧКА. Конечно. Здесь места много, поместимся.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Сейчас?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ну праздник-то сегодня!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. А вы как думаете, товарищ сержант?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Да что там. Пусть танцуют. Если эта штука еще работать будет.
ГЛОБУС. Так я завожу?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Заводи, что с вами поделаешь.
ПИОНЕР МАРАТ. Должен вам заметить, что вы приняли правильное в идеологическом смысле решение. Народ праздники любит! Разрешите теперь мне. Объявляю праздничные ленинские танцы открытыми! Музыку!
***

ПАРТИЗАН. Эй, танцоры! Завязывай музыку мучить. Дело есть! Сержант, иди сюда.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну что? Что тебе, Партизан нужно? Мешаешь людям. Люди разговоры разговаривают, танцы танцуют…
ПАРТИЗАН. Не до танцев сейчас. Фашисты фронт прорвали. Говорят и у нас по лесу бродят. Не ровен час, сюда забредут. А у вас ни одного поста нет. Перестреляют, как куропаток!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Прорвали, говоришь. Так что же ты сразу молчал? Товарищ лейтенант, можно вас на минутку?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Да, товарищ сержант. Что опять случилось у вас?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Не у нас, тут серьезнее дело. Фашисты пробились. Вон Партизан говорит, что и в нашем лесу шастают.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Клавдия Петровна, можно, пока вы тут болтаете, Тимофей опять музыку поставит?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Можно, Варя. Танцуйте пока.
ПАРТИЗАН. Не знаю, сколько их, но деревенские опять про дух Барина треплются. Я думаю, что не дух они видели, а фашистов. Нужно что-то делать.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Николай, какие будут предложения?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Предложение одно. Мы пойдем в лес и перестреляем их к чертовой матери! А что?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Да вы даже не знаете, а вдруг их целая рота здесь?
ПАРТИЗАН. Их тут раньше целая армия была. Ничего, справились!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Спокойно, герой! Товарищ лейтенант права. Мы уйдем, а девчонки как? Кто объект охранять будет?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну, во-первых, у нас тоже оружие есть. А во-вторых… А во-вторых уже не важно. Не оставлять же фрицев в нашем тылу? Идите! Мы справимся как-нибудь. Это приказ! Выполняйте!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Есть! Глобус, Тютин, ко мне! Сейчас быстро берем полный боекомплект и в лес. Фашисты здесь. Бегом!
ГЛОБУС. Есть, товарищ сержант! Григорий, не тормози!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Вот гады эти фрицы! Такой праздник испортили. Точно всех перестреляю!
ПАРТИЗАН. Клавдия Петровна, я бы остался с вами, да они без меня на болоте не справятся.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Беги, Партизан, беги! Мы тут сами, как-нибудь.
ПАРТИЗАН. Ну, все! Тимофея запрягите, пусть помогает, он хороший, хоть и поповский сын. Удачи вам! И осторожно тут!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вам удачи… Благослови вас Господь!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Клавдия Петровна, а что это вы такое сейчас рукой делали?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ничего. Помахала просто.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А мне показалось, что вы бойцов перекрестили.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Знаешь, Тимофей, когда кажется…
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Что, Клавдия Петровна?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не приставай ко мне сейчас! Девочки, идите сюда!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Что, уже все? Я еще не натанцевалась! Ну еще чуть-чуть…
КРАСАВИЦА НИНА. А какой смысл? Все одно мужики разбежались.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну, опять вы меня обижаете! И за что, спрашивается?
ЖЕНЕЧКА. Вы чего такая бледная, Клавдия Петровна? Случилось что? Почему парни-то ушли?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Слушайте меня внимательно, девочки. И ты, Тимофей послушай. Фашисты у нас в лесу.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ой, мамочка!
КРАСАВИЦА НИНА. Откуда? Мы же в тылу.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Прорвались.
ЖЕНЕЧКА. И много их?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не знаю. Сержант с бойцами их искать пошли. А нам нужно осторожнее быть. Где ваше оружие?
МАЛÁЯ ВАРЯ. В комнате, под кроватью, куда Женя запрятала. Я сейчас сбегаю!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Подожди. Пионеров нужно в деревню отправить. Пусть своих предупредят. И пока из дому ни ногой. Отправишь их, Тимофей. А сам потом приходи, ты нам нужен. За мной, девочки!

 

***
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну и погодка сегодня. Ничего не видать.
ГЛОБУС. В этом тумане мы не то, что фрицев не найдем, а еще и сами потеряемся.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Нет, ну какие же гады эти фашисты! Такой праздник испортили!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что ты орешь, Григорий! Нас сейчас за километр слышно. Помолчи. Так что, куда пойдем, Партизан?
ПАРТИЗАН. Зачем идти? Здесь сидеть будем.
ГЛОБУС. Брось, Партизан! И чего мы тут высидим? Ты думаешь, они прям к нам так сами в гости и придут?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Объясни, Партизан. Чего вдруг сидеть? То бежали, как гнедые рысаки, а теперь окопались посреди леса. С чего?
ПАРТИЗАН. Тут место правильное. Хорошее место.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. И чего тут такого хорошего? Пни, да коряги. Даже сесть негде!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Тише, Григорий!
ПАРТИЗАН. Если они в лесу, то теперь точно мимо не пройдут. Тут с обеих сторон болото. Станут обходить, потонут все и делу конец.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Молодец, Партизан! И что бы мы без тебя делали?
ГЛОБУС. А я вам сразу сказал, что это ценный кадр!
ПАРТИЗАН. Одно плохо, к святому ручью сбегать не успел, не умылся перед боем. Но ничего, потом умоюсь.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. И долго нам тут теперь сидеть?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Сколько надо, столько и будешь сидеть! И вообще, давай последи пока, а мы с Глобусом поспим часок. И ты, Партизан, вздремни.
ПАРТИЗАН. Нет, не буду. Мне неохота пока. Вы спите, я разбужу, если что.
***

ЖЕНЕЧКА. Ой, как хорошо, девчонки! Словно и нет никакой войны. Тихо так…
МАЛÁЯ ВАРЯ. Чего это ты, вдруг?
ЖЕНЕЧКА. Не знаю, вдруг дом вспомнился. Как мама всегда ругалась, что полы не вымыты…
МАЛÁЯ ВАРЯ. А меня не ругали. Я полы мыть любила. Нравится мне, когда в доме чисто.
КРАСАВИЦА НИНА. Ну вот война закончится и пойдешь уборщицей в школу работать. Мой себе, сколько влезет!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я не про это…
КРАСАВИЦА НИНА. Ты хоть про это, хоть про то, а тряпкой возить не забывай!
ЖЕНЕЧКА. Подождите вы ругаться! Вот ребята туда ушли…
МАЛÁЯ ВАРЯ. Женя! Мы же договорились.
ЖЕНЕЧКА. Я не про это. Я про себя хотела сказать. Я такая дура, девочки… Такая дура!
КРАСАВИЦА НИНА. Ну это не новость. Чего ты? Что случилось-то?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Расскажи нам, Женечка, не бойся. Мы никому не скажем.
ЖЕНЕЧКА. Я знаете, почему дура? Потому что не вижу ничего, а если вижу, то поздно понимаю…
КРАСАВИЦА НИНА. Да что такое ты сделала-то?
ЖЕНЕЧКА. Я Глобуса обидела!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Как так? Чем ты его обидеть могла? Ты же добрая!
ЖЕНЕЧКА. Глупая я! Он ведь так за мной ухаживал, слова мне всякие хорошие говорил. А я дура все про Григория его расспрашивала. Так Григорий на меня даже и не взглянул ни разу! А Глобус и про маму, и про погоду, и про то, что я красивая… Я-то думала, что он так только, чтобы разговор поддержать слова мне эти говорит. А вот ушли они и мне стыдно теперь, что я как слепая была. Он ведь такой хороший Глобус. Мне никто еще не говорил, что я красивая!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Да успокойся ты, Жень! Я вот совсем не пойму, а чем же ты его обидела-то?
ЖЕНЕЧКА. Как чем? Этим самым. Он ко мне со всей душой, а я, как дура! Ни слова доброго ему в ответ! Ему же обидно.
КРАСАВИЦА НИНА. Ну и успокойся! Вернутся они, будешь с Глобусом круглые сутки нежные беседы вести!
ЖЕНЕЧКА. Нет, я не могу!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Почему? Ты же сама говоришь, что он хороший.
ЖЕНЕЧКА. Да, я так и говорю, и думаю тоже так. Но мне же Григорий нравится!
КРАСАВИЦА НИНА. Тьфу ты, ну ты! Хорош реветь. Да мне они вообще все нравятся, я же не реву! Вот вернутся, тогда и разберемся!
ЖЕНЕЧКА. А вдруг?
КРАСАВИЦА НИНА. Что вдруг?
ЖЕНЕЧКА. Ну там фашисты все-таки…
КРАСАВИЦА НИНА. Молчи! Сглазишь еще!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ты что, Женя! Они вернутся! По-другому и быть не может.
ЖЕНЕЧКА. Я не сглажу, у меня глаза светлые. Я просто боюсь за них очень.
КРАСАВИЦА НИНА. А я что, не боюсь, что ли? Мне Николай и так каждую ночь снится. Да и Григория я твоего с дуру по физиономии треснула.
ЖЕНЕЧКА. Он что, приставал к тебе?
КРАСАВИЦА НИНА. Да нет, это я так, для профилактики. А он ведь тоже хороший.
ЖЕНЕЧКА. Хороший, очень хороший! И Глобус тоже!
КРАСАВИЦА НИНА. А сержант? Николай вообще замечательный!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Да. И Тимофей. Тимофей тоже!
ЖЕНЕЧКА. А ты чего ревешь? Тимофей-то тут рядом. Дом сторожит.
МАЛÁЯ ВАРЯ. А вы чего? Вы первые начали! Ну и что, что он возле дома, он даже смотреть на меня не хочет!
КРАСАВИЦА НИНА. Господи, какие же мы дуры!
ЖЕНЕЧКА. Ой, Нинка, я тебя так люблю!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я тоже тебя очень люблю, ты хорошая!
КРАСАВИЦА НИНА. Девочки мои родненькие!

***

ПИОНЕР МАРАТ. Ситуация совсем выходит из под контроля! Нас изолировали на территории деревни. А почему?
ДЕВОЧКА ИРА. Тимофей сказал, что для нашей же безопасности.
ПИОНЕР МАРАТ. Хорошо. Предположим, что так оно и есть. Однако он не объяснил, в чем заключается опасность. О чем это говорит?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Я не знаю. Может это ни о чем не говорит? Может и он тоже не знает.
ПИОНЕР МАРАТ. Нет! Это говорит о том, что от нас пытаются скрыть правду! А мы должны знать правду, даже если она горькая! Как должны поступить настоящие пионеры, если от них скрывают правду?
ДЕВОЧКА ИРА. Вежливо спросить у старших товарищей?
ПИОНЕР МАРАТ. Ни в коем случае! Тем более, что они все равно не скажут. Пионеры должны пытливым умом и боевой смекалкой выяснить эту правду самостоятельно! Следующий вопрос. Какие действия мы сейчас предпримем?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Будем думать?
ПИОНЕР МАРАТ. Нет, сейчас не время думать! Пришла пора действовать! Мы пойдем в лес и проследим за поведением объектов! Из этого сделаем выводы и подведем итоги! Ясно?
ДЕВОЧКА ИРА. Марат, ты, конечно, знаешь, что делаешь… Но нам ведь приказали дома сидеть.
ПИОНЕР МАРАТ. Кто нам приказал? Ну кто, я вас спрашиваю?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Тимофей сказал, что товарищ лейтенант так сказала.
ПИОНЕР МАРАТ. Вот! Ти-мо-фей! А он кто? Кто?
ДЕВОЧКА ИРА. Поповский сын. Но он ведь не врет!
ПИОНЕР МАРАТ. А ты уверена? Ты дашь руку… Нет, лучше голову на отсечение, что он говорит правду?
ДЕВОЧКА ИРА. Нет, голову не дам.
ПИОНЕР МАРАТ. То-то же! Все! Прекратите демагогию! Мы идем в лес!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Марат, слышишь? Там, кажется, стреляют.
ДЕВОЧКА ИРА. Да, правда, перестрелка. Ты уверен, что нам туда нужно идти?
ПИОНЕР МАРАТ. Нет, уже не уверен. Перестрелка подтверждает наличие опасности. А это убеждает меня в правдивости Тимофея. Что в свою очередь… короче, не важно. Быстро по домам! Бегом!
ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ.

 

***

МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Вернулись! Наши вернулись! К дому подходят, я вперед прибежал. Как увидел их, так сразу к вам!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА.
Молодец. Ну что они там, все живы?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА.
Все! Фашиста поймали! Вы бы видели его морду!!! Вот такая харя! Отожрался, собака, дальше ехать некуда… Сразу видно, что фашист! Лопочет что-то по-своему, глаза таращит! Зверюга – самый натуральный!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну, поймали и поймали. Зачем же так орать?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Так, если б вы, Клавдия Петровна, его рожу фашистскую видели, так еще не так бы орали!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Да видела я эти рожи… Нормальные у них рожи. Не страшнее, чем твоя!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Клавдия Петровна! Зачем же так обидно обзываться? Я ведь к Вам со всей душой…
ЖЕНЕЧКА. Да не обижайся ты на нее, Тимоха. Клавдия сегодня не в духе. Ты мне расскажи, я ведь всё, как всегда, пропустила. Наши-то все вернулись? Не раненые?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Все! Я только Партизана пока не видел. Раненых нет, только у Глобуса кулак перемотан. Но, я так думаю, что он его об эту морду разбил.
ЖЕНЕЧКА. Об какую морду?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Об его! Ну того, которого поймали.
ЖЕНЕЧКА. А кого поймали?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Фашиста!!! Вот такая харя! Гавкает по-своему, глаза выпучил! Зверюга – самый натуральный!
ЖЕНЕЧКА. Надо же, какой страшный… И угораздит же такое уродство на свет Божий родиться!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. А ты его слушай больше! Он тебе и не такого понарасскажет!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Неправда ваша, я никогда не вру!
ЖЕНЕЧКА. Да рассказывай, не обращай на нее внимания. Что, как, кто поймал?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Кто поймал, я видеть не видел… А рожа у него вот такая! Пока Глобус не врезал ему промеж рогов, гавкал и гавкал, как пес цепной!
ЖЕНЕЧКА. А что он гавкал то? Чего сказать то хотел?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А шут его знает… Он же на своем, на нерусском гавкает. Ругался, чего-то! Может и на матерном каком даже!
ЖЕНЕЧКА. Это же надо, какой грубый! Кто их там воспитывает, фрицев этих?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Фрицы и воспитывают! Фрау поганые! Всё, завязывайте ваши разговоры. Женя, вы там что, все уже вымыли?
ЖЕНЕЧКА. Ой! Тимоха, мне пора. Пойду девчонок обрадую, что ребята вернулись!
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А я пока сбегаю, гляну, что там и как. Ну и рожа!

 
***

ГЛОБУС. Вот урод! Чуть палец мне не откусил! Псих какой-то! Он ведь сам вообще не стрелял, даже автомат в болото бросил. Руки вверх поднял и улыбается. А когда я его связывать начал, вдруг кусаться решил. Урод!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Спокойно, товарищ Глобус! Сейчас мы вам перевязку сделаем. Это не больно.
ГЛОБУС. Зачем мне перевязка? Не нужно! Так заживет.
КРАСАВИЦА НИНА. Не хорохорься! Сам говоришь, что он псих. Хочешь бешенством заразиться? Показывайте свой палец, товарищ раненый боец!
ГЛОБУС. Вот. Ну как? Ерунда, правда?
КРАСАВИЦА НИНА. Нет, товарищ, тут не ерунда. Серьезный случай. Возможно, потребуется ампутация!
ГЛОБУС. Бросьте! Это же простой укус.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Не нужно мешать специалисту! Раз Нина говорит ампутация, значит ампутация!
ГЛОБУС. Как? Я же этим пальцем… Я без него не могу, он мне нужен.
КРАСАВИЦА НИНА. В носу ковыряться будете левой рукой. Закрыть глаза и терпеть! Считай вслух до десяти! Громко!
ГЛОБУС. Раз! Два! Три! Четыре! У-я! Еш твою медь! Семь! Восемь! Де-вять! Все?
КРАСАВИЦА НИНА. Свободен, красавец!
ГЛОБУС. Что уже? Так вот ведь палец. Вы же говорили…
МАЛÁЯ ВАРЯ. Какой вы смешной, Глобус! Мы просто ранку спиртом обработали. А Нина шутила с вами.
ГЛОБУС. Шутила? Как смешно. Я чуть в штаны… Чуть не испугался.
КРАСАВИЦА НИНА. Вот смотрю я на вас, мужиков и поражаюсь. Только что втроем десяток фрицев положили, языка взяли, чуть не погибли все – страшно им не было! А если пальчик спиртом нужно помазать, сразу в обморок. И с нами вы так. Как павлином по кругу ходить, так все герои. А жениться, так все трусы!
ГЛОБУС. Я не трус.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Тогда идите, Женечка с вами поговорить хотела.
ГЛОБУС. О чем? О чем поговорить?
КРАСАВИЦА НИНА. Ну вот, начинается!
ГЛОБУС. Ничего не начинается. Где она?
КРАСАВИЦА НИНА. Захочешь, найдешь!
ГЛОБУС. И найду! Спасибо! За перевязку и вообще. Я пошел.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Счастливая она. Ой какая счастливая…
КРАСАВИЦА НИНА. Женька-то? Это точно. Ладно, пойдем, Варь, будет и на нашей улице праздник.

 

***

СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну что?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Что, что?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что делать будем?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. А что?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Как что? Фашиста допросить надо!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Надо…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну и что?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Что?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ты по-немецки соображаешь?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Да вы сдурели, товарищ сержант? Я и по-русски с ошибками разговариваю.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну так и что?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Что вы от меня-то хотите??
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что с ним делать?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. А пристрелить его к ядреной матери, да и черт с ним!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Да? Ишь умный какой, вот пойди, да и пристрели! Давай, иди! Чего замер?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Нет, пристрелить нельзя… Вдруг он чего знает?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А я что говорю! Не знаю даже, что и делать-то с ним. Ты как думаешь?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Я же не командир! Мне думать не положено, как прикажете, так и будет! А пока я лучше есть пойду, а то каша остынет.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Каша, говоришь? Каша это хорошо, а как же фашист? А?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Разрешите идти?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что? А, ладно, пойдем кашу есть! Потом разберемся.

 

***

ГЛОБУС. Девушки! Ну я же на посту! Мне поручили охранять, а не зоопарк тут вам устраивать.
КРАСАВИЦА НИНА. Ну пожалуйста, Глобусик! Ну на одну минуточку!
ГЛОБУС. Да говорю же я, нельзя!
МАЛÁЯ ВАРЯ. А мы никому не скажем! Глянем и уйдем.
ГЛОБУС. Варя! Приказ есть приказ. Сказано никого не пускать, значит никого не пускать.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Женечка, ты его попроси. Тебе он не откажет.
ЖЕНЕЧКА. Я не буду просить, мне стыдно.
КРАСАВИЦА НИНА. Посмотри, вот и Женечке охота посмотреть, она только сказать стесняется.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ну, Глобус, ну мы ведь не враги какие!
КРАСАВИЦА НИНА. Пожалуйста!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Что вы тут визжите? Зачем к Глобусу пристали? Человек на посту, а вы вокруг него хоровод устроили! Что?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Клавдия Петровна, вы только не ругайтесь, ладно? Очень на фрица посмотреть хочется, а Глобус не пускает.
ГЛОБУС. Да мне не жалко, только приказ у меня.
КРАСАВИЦА НИНА. Клавдия Петровна, может, вы разрешите? Любопытно очень.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. А ты, что молчишь, Женечка? Тебе не любопытно?
ЖЕНЕЧКА. Что вы! Страсть как охота посмотреть!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну раз уж всем так интересно, что с вами поделаешь… Показывай, Глобус!
ГЛОБУС. Есть, товарищ лейтенант! Только вы отойдите в сторонку. А то он бешеный, мало ли чего… Но не бойтесь, я его хорошенько связал.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Признайтесь, Клавдия Петровна, вам ведь тоже глянуть на него хотелось?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ни капельки! Я даже сейчас уйти могу.
ЖЕНЕЧКА. Не надо! Останьтесь! Давайте все вместе посмотрим.
ФАШИСТ. Berührt mich nicht mit Euren viederlichen Händen!
Ich werde mit Ihnen über nichts sprächen! Ihr seid dumme Halbmenschen! Ihr versteht nicht, dass der Sieg Deutschlands unvermeidlich ist! Ihr seid blind!*
* Не трогайте меня своими погаными руками! Я не буду с вами говорить ни о чем! Вы тупые полулюди, вы не понимаете, что победа Германии неизбежна! Вы слепы!
ГЛОБУС. Вот, любуйтесь! Фашист во всей красе. Сидеть!
ЖЕНЕЧКА. Ну не такой уж он и страшный. Тимофей его намного хуже описывал.
КРАСАВИЦА НИНА. Не знаю… Лично мне он что-то совсем не нравится. Совершенно не симпатичный.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ну, ты скажешь тоже, Нин. Как же фашист может быть симпатичным?
ЖЕНЕЧКА. Интересно, о чем он сейчас думает?
ГЛОБУС. Он как сбежать думает. Больше ему пока ничего в жизни не надо.
ФАШИСТ. Was gafft Ihr auf mich? Warum seht Ihr auf mich?! Bin ich ein Affe im Zoo?*
*Что вы на меня уставились? Что смотрите? Я вам что, обезьяна в зоопарке?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ой, правда гавкает! Гав! Гав!
ЖЕНЕЧКА. Не дразни его! Не надо.
ГЛОБУС. Да он не только гавкает, он и кусается еще.
МАЛÁЯ ВАРЯ. А что он так на нас смотрит?
КРАСАВИЦА НИНА. Ты же тоже на него смотришь.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ну я-то не так, как он, я просто смотрю.
КРАСАВИЦА НИНА. А ты спроси его. На его. На собачьем.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ты серьезно?
ЖЕНЕЧКА. Да шутит она, конечно. Он не лает, просто язык у них такой нерусский.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Послушай, Глобус, а кто ему так физиономию расквасил?
ГЛОБУС. Ну, так он сам первый начал. Я только так, для острастки тумкнул его маленько.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Понятно. Надо хоть кровь с лица убрать.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Вы что, Клавдия Петровна, фрица лечить собрались? Разве можно?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нужно, Варечка. Он теперь военнопленный, мы его живым и здоровым сохранить должны. Мы же не звери, как они.
ГЛОБУС. Вы только поосторожнее, а то как цапнет за палец!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не бойся, меня не цапнет. Дай бинт, Женечка. Нина, иди сюда, полей водой. Вот так.
ГЛОБУС. Ты смотри, правда сидит и не дергается.
МАЛÁЯ ВАРЯ. А ты как думал. У Клавдии в руках не забалуешь.
ГЛОБУС. Это я уже понял.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну вот и все. Жить будет. Пойдемте, девочки.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Посмотрите, фриц улыбается. Чего это он?
ГЛОБУС. Забота и собаке понятна.
ЖЕНЕЧКА. А когда улыбается, совсем не страшный.
КРАСАВИЦА НИНА. Точно, даже, вроде и на человека похож.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ты еще скажи, что он симпатичный.
ЖЕНЕЧКА. Ну не страшный, это точно. Лысый только очень, а так ничего.
ГЛОБУС. Вот я сейчас дам ему прикладом между рогов, так он вам сразу улыбаться перестанет!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Глобус! Оставьте вы его в покое. Пусть себе улыбается. Пойдемте девочки. За мной!
ГЛОБУС. До свидания! Ну, а чего ты мне не улыбаешься? Не нравлюсь? У рожа страшная!
ФАШИСТ. Ihr seid dumme Halbmenschen! Ihr musst graben, pflügen und Mist in Ställen räumen!*

*Вы тупые полулюди! Вы должны копать, пахать и убирать навоз из конюшен!
ГЛОБУС. Сам ты дурак! Иди в камеру! Пошел!

 

***

ДЕВОЧКА ИРА. Марат! Можно мне войти?
ПИОНЕР МАРАТ. Да! Заходи, Ира! Я не занят. Мне вообще делать нечего.
ДЕВОЧКА ИРА. Что случилось, товарищ Марат? Ты совсем из дома не выходишь.
ПИОНЕР МАРАТ. А зачем? Вот скажи мне, зачем? То, что я делаю, никому не нужно!
ДЕВОЧКА ИРА. Как? Это нужно партии и вообще… Вообще нужно! В контексте общей борьбы.
ПИОНЕР МАРАТ. В каком таком контексте? Я даже смысла этого слова не понимаю! Думаю, что и ты тоже. Мое место здесь дома, на лавке. Лежать и ждать победы.
ДЕВОЧКА ИРА. Марат, но, ведь пионеры должны быть активными участниками происходящих событий! Ты сам так говорил.
ПИОНЕР МАРАТ. Ира! Ну, мало ли, что я говорил. Я много чего говорил. А когда услышал перестрелку, так сразу струсил. Плохой я пионер. Меня исключить нужно.
ДЕВОЧКА ИРА. Нет, ты хороший! Ты просто решил не рисковать. Ты же не мог допустить, чтобы мы все погибли! А это мудро.
ПИОНЕР МАРАТ. Ты, правда, так думаешь?
ДЕВОЧКА ИРА. Конечно! Ты ведь не о себе заботишься, а о нас. Ты самый умный.
ПИОНЕР МАРАТ. Да? Хорошо, я согласен, что я умный. Тогда скажи, почему меня никто не любит?
ДЕВОЧКА ИРА. Тебя все любят! Все!
ПИОНЕР МАРАТ. Интересно, кто эти все? Кто? Назови хотя бы одного человека! Хоть одного!
ДЕВОЧКА ИРА. Я.
ПИОНЕР МАРАТ. Кто я?
ДЕВОЧКА ИРА. Никто. Просто я.
ПИОНЕР МАРАТ. Как товарища по борьбе?
ДЕВОЧКА ИРА. Да. И так тоже.
ПИОНЕР МАРАТ. А как еще?
ДЕВОЧКА ИРА. Просто так. Как Марата.
ПИОНЕР МАРАТ. Это что, как просто меня? Не как того, который в ячейке, а просто меня?
ДЕВОЧКА ИРА. Ты нарочно не понимаешь?
ПИОНЕР МАРАТ. Я уже понял, я просто думал, что со мной так быть не может…
ДЕВОЧКА ИРА. Может. Конечно, может…
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Ребята! Вы чего там делаете? Можно войти?
ПИОНЕР МАРАТ. Костик…
ДЕВОЧКА ИРА. Товарищ Костик!
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Вы чего такие красные оба? Физкультурой занимались?
ПИОНЕР МАРАТ. Константин! А я разве тебе разрешил войти?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Я и выйти могу. А что?
ДЕВОЧКА ИРА. Нет, нет! Оставайся. Что нового? Как борьба?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Какая борьба? Я даже не знаю что делать нужно. Вот и пришел. А вы тут, чем занимались?
ДЕВОЧКА ИРА. Мы с Маратом…
ПИОНЕР МАРАТ. Ты нам допрос не устраивай. Мы разговаривали. А сейчас всей ячейкой будем изучать наследие великого Ленина. На чем мы остановились в прошлый раз?
ДЕВОЧКА ИРА. На статье «Детская болезнь левизны», очень было интересно. Правда, Костик?
МАЛЬЧИК КОСТЯ. Да, наверное…
ПИОНЕР МАРАТ. Не сомневайся! Это тебе в жизни точно пригодится! Пойдем читать!

 

***

СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну что ж, приступим. Что ты вылупился? Допрашивать тебя буду. Ну, значит, так. Ты по русскому понимаешь? Нет. Я тоже гавкать не умею. Будем говорить, чем можем. Показываю. Я сержант красной армии Николай Петренко. Как твое звание и фамилия?
ФАШИСТ. Ich bin Soldat! Und echte Soldaten beantworten die Fragen des Gegners nicht!*
* Я солдат, а истинные солдаты не отвечают на вопросы противника.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну что ж, понятно. Говорить со мной ты не хочешь. Может Глобуса позвать? Больно ты ему не нравишься. Как думаешь? Отвечай, гнида фашистская!
ФАШИСТ. Ich werde mit Ihnen über nichts sprächen!*
* Я не буду с вами говорить ни о чем!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Вот это ты зря. Я тебя нормально спрашивал. А ты мне в ответ такую гадость загнул. И что? Я должен теперь с тобой по-человечески разговаривать?
ФАШИСТ. Abgesehen davon, was Sie reden, schweige ich!*
* Что бы вы мне ни говорили, я буду молчать!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ладно. Не хочешь так понимать, буду тебе жестами показывать. Я – сержант. Фамилия моя – Петренко. Ну что, понял? Вижу, что понял. Как твоя фамилия? Фамилия, имя как? Как тебя звать, собака нерусская? Что? Что ты улыбаешься свинская твоя морда? Ну что?
ФАШИСТ. Gut! Aber sogar, wenn ich ihnen meinen Namen sage, lassen Sie mich nicht frei?*
* Хорошо! Даже я вам отвечу, как меня зовут, вы что отпустите меня?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ты что, издеваешься надо мной? Ты думаешь, я понимаю эту твою абракадабру? Имя скажи и фамилию!
ФАШИСТ. Das ist ein sinnloses Gespräch!*
* Это бессмысленный разговор!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну что мне с тобой делать? Глобуса позвать? Самому тебе по роже съездить? Даже если ты мне и скажешь свою фамилию, что мне с этого толку? Вот незадача. Как думаешь, мы вас всех перестреляли или еще бродит по лесу кто?
ФАШИСТ. Ich werde mit Ihnen über nichts sprächen!*
* Я не буду с вами говорить ни о чем!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Да и я тоже думаю, что всех. Глобус так из дегтяря поливал, что пол леса скосил. Нет, никого не осталось. Слушай, а чего вы все воюете? Не соображаете что ли, что все равно Гитлер капут?
ФАШИСТ. Nein! Ihr seid dumme Halbmenschen! Ihr versteht nicht, dass der Sieg Deutschlands unvermeidlich ist! Ihr seid blind! Ich bemitleide Euch sogar.*
* Нет! Вы тупые полулюди, вы не понимаете, что победа Германии неизбежна. Вы слепы! Мне даже жалко вас.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что ты споришь? Да мы вас всех скоро в бараний рог скрутим. Наш народ не победить! Знаешь, какой у нас народ?
ФАШИСТ. Ihr musst graben, pflügen und Mist in Ställen räumen! Und Ihr lässt Euch kriegen! Gegen wen? Gegen Grossdeutschland!*
* Вы должны копать, пахать и убирать навоз из конюшен. А вы взялись воевать! Против кого? Против великой Германии!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А вот это не надо! Не надо! Мы сильнее вас. А отступали не потому, что вы нас били. Отступали, потому, что так надо было. А теперь гоним вас, и будем гнать до самого Берлина! Во-первых, у нас есть великий Сталин! А он у нас знаешь какой? Он самый умный, самый добрый, самый догадливый, самый честный, самый смелый и вообще он самый!
ФАШИСТ. Idioten!*
* Идиоты!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что ты сказал? А ну повтори! Повтори, повтори… Боишься?
ФАШИСТ. Idioten!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. У, рожа фашистская! Дал бы я тебе, если бы те не связанный был. Иди в камеру! Пошел!

 

***

МАЛÁЯ ВАРЯ. Клавдия Петровна, Клавдия Петровна! Клавдия Петровна, где вы там? Идите сюда, быстрее!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Иду, что опять у вас случилось?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Женечка в болоте утопла!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Как? Где утопла?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Только вы не пугайтесь, она не насовсем утопла. Ее Глобус с Григорием вытащили. Они ее уже сюда несут.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ты хочешь, чтобы у меня инфаркт случился?
КРАСАВИЦА НИНА. Несите ее сюда. Осторожнее. Нежно неси, Глобус, это тебе не пулемет таскать!
ГЛОБУС. Так я нежно и несу.
ЖЕНЕЧКА. Не надо, давайте я сама пойду.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Да все, пришли уже. Сажай ее вот сюда.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну что, Женечка, ты как? Как чувствуешь себя.
ЖЕНЕЧКА. Нормально чувствую, только замерзла очень. Холодно, трясет сильно.
ГЛОБУС. Так она почти два часа в этой жиже просидела. А там в глубине трясина еще ледяная вся! Ей бы того.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Чего того?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Глобус прав, обязательно надо.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. О чем вы говорите?
КРАСАВИЦА НИНА. Спирта ей нужно и снаружи, и больше внутрь.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я знаю, где он, я сбегаю!
ЖЕНЕЧКА. Не надо, я же не пью. И не пробовала даже ни разу.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Сейчас придется. Потерпишь. Как тебя на болото то уйти угораздило?
ЖЕНЕЧКА. Я дух барина увидела. Да! Он из-за деревьев мне рукой машет. Мол, подойди, я тебе кое-чего скажу. Белый весь! Мне страшно так, а отказать не могу. Вот я и пошла. Иду, под ноги-то не смотрю, только на него, на духа этого. Ну и оступилась с кочки. Сразу по самую грудь и засосало.
КРАСАВИЦА НИНА. А дух что? Дух-то что делал.
ЖЕНЕЧКА. Ничего не делал. Я уже, когда в болоте торчала, разглядела, что это просто пар из-под земли поднимется. А мне дух привиделся.
ГЛОБУС. Вот так, из-за суеверия чуть хороший человек не погиб!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я принесла. Пей на здоровье!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Это ты куда столько набухала? Целый стакан!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Как раз столько и нужно. Давай, Женечка, только до дна.
ЖЕНЕЧКА. Да вы что? Я не смогу!
ГЛОБУС. Надо, Женя, надо!
ЖЕНЕЧКА. Ну, если надо…
КРАСАВИЦА НИНА. Варя, ты ей что, воды налила?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Почему воды? Спирта.
ЖЕНЕЧКА. Ой! Ой, мамочка. Я жива еще? Как вы эту гадость только пьете?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Вот молодец! Глобус, слабо повторить?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я вам повторю! Шутники нашлись!
ГЛОБУС. Я, Клавдия Петровна, вообще не пью. Я даже свои фронтовые сто грамм Тютину отдаю. Правда, Григорий?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Правда. Только не обязательно это при всех рассказывать.
ЖЕНЕЧКА. Ой, ребята, а мне тепло уже. Даже жарко немножко.
КРАСАВИЦА НИНА. Пробило. Сейчас совсем поведет, если спать не уложим.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Женечка, пойдем спать?
ЖЕНЕЧКА. Спать? Зачем спать? Я не хочу спать. Я чего-то наоборот поговорить хочу.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нечего болтать! Сказали тебе спать, значит иди и ложись!
ЖЕНЕЧКА. Ой, ну что вы опять ругаетесь, Клавдия Петровночка? Вам ведь самой ругаться не нравится, а вы все равно ругаетесь. А я давно хотела вам сказать, что вы зря это делаете! Вам это очень не идет! Вы такая страшная, когда кричите, прям ведьма натуральная! Только вы не обижайтесь, это я оттого, что люблю вас, так говорю. Ой, ребята, как же я вас всех люблю!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ну, что будем ее укладывать?
КРАСАВИЦА НИНА. Подожди, пусть еще поговорит!
ЖЕНЕЧКА. Я и Глобуса люблю и Григория тоже люблю! Такие они замечательные, если бы еще Григорий к Нине не приставал. Но это ничего… Я вообще всех люблю! И Варечку люблю, хоть она и лезет вечно, куда ее не просят. И Нину люблю, она ведь добрая и очень скромная, только прикидывается всегда фифой такой. Я чего-то такая радостная сегодня. Это не от спирта, нет. Я его даже и не чувствую совсем. Ну ни капельки. Я ведь с жизнью сегодня уже попрощалась, а теперь мне танцевать хочется! Давайте потанцуем? Ну ладно вам! Тогда, спокойной ночи!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну, наконец, утихомирилась. Глобус, отнеси ее наверх. А вы девочки натрите ее спиртом потом и закутайте хорошенько. Пусть проспится. Пойдем, Григорий, я гляну, как там рана у фашиста. А ты сержанта на посту сменишь.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ну выдала Женечка. Никогда пить не буду!

 

***
 
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Вот. Это его вещи. Немного, но отдать все равно некому. Всех его родных еще до вашего прихода поубивало.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Оставь себе. Время такое, может и пригодиться. Ты только девчонкам не говори ничего. Мы им соврали, что он в деревню после боя ушел. И пионеров предупреди, чтобы не трепались, если что. Понял?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А чего тут непонятного. Я никому не скажу, вы уж верьте мне.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Шустрый какой мальчишка был. И куда его понесло. Сказал же ему, лежать и не дергаться. Нет, вытащил свой пистолет и давай палить. Они вроде отступать стали, а он за ними кинулся. Вдогонку. Ну и тут его… Что я у него этот пистолет раньше не отобрал?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Да вы себя-то не вините. Он всегда в пекло лез, еще когда партизанил. До этого везло вроде.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Слушай, а я даже и как звать его не знаю. Не сказал он. Да и я что-то допытываться у него не стал.
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Правильно, что не стали. Он очень имя свое не любил. Да фамилию не очень.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Это еще почему?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. А их из-за этой фамилии к нам и сослали. Они до войны где-то на юге, в городе жили. Фамилия у них известная такая – Микоян, но они просто однофамильцы. Родители его Эдиком назвать хотели, а писарь, что метрику писал, одну букву перепутал. Так он Адиком стал, а когда документы выдавали, то полное имя написали Адольф.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Это что, Адольф Микоян получается?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Ну да. А Адольф-то сами знаете кто. Гитлер проклятый. Ну вот и решили, что они нарочно к фамилии Наркома вражеское имя приделали… И к нам сослали.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Глупая история. Ну, так что мы здесь, на могиле писать-то будем?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Напишем – Партизан. Наши поймут. Я потом крест поставлю, а после войны видно будет.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А крест точно нужен?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Конечно, нужен. Но это уже моя забота.

 

***
 
ЖЕНЕЧКА. Клавдия Петровна, я там не очень вчера? Ну, после спирта.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Нет, все в порядке. Плясала здорово, мне понравилось.
ЖЕНЕЧКА. Я вам, Клавдия Петровна, кое в чем признаться хотела. Можно?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Конечно можно. Говори, не стесняйся.
ЖЕНЕЧКА. Ненавижу я их!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Кого?
ЖЕНЕЧКА. Фашистов, кого же еще?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. А, ну это понятно. Я тоже.
ЖЕНЕЧКА. Только странно …
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Что тебе странно?
ЖЕНЕЧКА. Только вы не говорите никому! Я их очень ненавижу, даже сказать не могу, как ненавижу! Не скажете?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Чего не скажу?
ЖЕНЕЧКА. То, что я вам сейчас скажу…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Раз просишь, то не скажу.
ЖЕНЕЧКА. Честное комсомольское?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Честное! Да говори уже!
ЖЕНЕЧКА. Мне этого жалко…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Какого?
ЖЕНЕЧКА. Ну, которого ребята поймали…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Фашиста?!! С ума сошла?!! Он же фашист!
ЖЕНЕЧКА. Я знаю. Я ненавижу его, а, как посмотрю на него… Жалко…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Значит так! Ты мне ничего не говорила, а я ничего не слышала! Поняла?
ЖЕНЕЧКА. Поняла…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Пойми, Женечка, фашисты – они не люди! Их жалеть нельзя!
ЖЕНЕЧКА. Ну, вы же лечите его.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Лечить – это одно, а жалеть – это совсем другое. Я лечу его, как врач. А ты жалеешь его, как кто?
ЖЕНЕЧКА. Как Женечка…
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Вот видишь! Прекрати немедленно!
ЖЕНЕЧКА. Я больше не буду!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Тьфу ты! Из-за тебя я уже забыла, про что читаю!
ЖЕНЕЧКА. Я честно больше не буду! Только вы не говорите никому!

 
***
 
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Нина! Можно вас на минутку остановить?
КРАСАВИЦА НИНА. Останавливайте, товарищ сержант. Вам по званию командовать положено.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Нет, это я не по званию, я по-людски хотел кое-что сказать.
КРАСАВИЦА НИНА. Так я разве против? Говорите свое «кое-что».
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Разговор серьезный будет. Присядем, может?
КРАСАВИЦА НИНА. Вы, прям, пугаете меня, товарищ сержант.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Да нет, вы ничего такого не думайте. Я просто про себя хотел вам рассказать.
КРАСАВИЦА НИНА. Я вся во внимании.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Знаете что, я ведь вижу, что вы ко мне симпатию испытываете. Не говорите ничего, я вижу.
КРАСАВИЦА НИНА. А даже если это и так. Что вам-то с того?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Вот вы обиделись на меня, что я к вам ответных чувств не питаю, а это совсем не так. Я очень даже к вам расположен. Только нельзя мне.
КРАСАВИЦА НИНА. Господи, это еще почему? Как так нельзя?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Я слово себе дал. Пока мы этих гадов всех не перебьем, пока война не закончится, никаких сердечных дел не иметь. До самой победы!
КРАСАВИЦА НИНА. Да, сейчас война. Конечно, я понимаю, не до любви нынче…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Да что вы понимаете. Я ж как раз от любви и бегу. Была у меня любовь, такая, что чуть совсем голову не потерял. Нет, ничего у нас с ней такого не было. Только говорили, да гуляли, когда затишье. Это тут уже, на фронте со мной случилось.
КРАСАВИЦА НИНА. Она красивая? Девушка эта.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Что? Этого я не знаю. Я ж влюбился в нее, тут разве про красоту думаешь? Но лучше ее точно на свете не было.
КРАСАВИЦА НИНА. Она что погибла?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Под самым огнем полезла раненого вытаскивать. Она ж санитаркой была, ну вот, как вы. Кинулась одна, ее и остановить никто не успел. А там танк фашистский. И прям на нее! А она ж с раненым бежать быстро не может. И он, сволочь, гусеницами. Да еще и на месте прокрутился, чтоб наверняка. Я тогда совсем чумной сделался. Как тот танк подорвал, как в танкиста этого всю обойму всадил, ничего не помню. А потом совсем жить не хотелось. Я в атаку специально в полный рост ходил, самый первый бежал, если задание какое опасное, так я тоже вперед. Не потому, что герой, а потому, что мучался очень. Погибнуть легче казалось. Так меня с тех пор ни одна пуля не берет, вот ведь что.
КРАСАВИЦА НИНА. Не надо, товарищ сержант! Не надо погибать, пожалуйста.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Нет, нет. Я все, я уже одумался. Я до победы дожить хочу, чтоб самому на ихнем Рейхстаге флаг наш повесить. Чтоб знали гады, что нас ничем не согнешь.
КРАСАВИЦА НИНА. Я, Николай, теперь тоже, как вы. До победы на мужчин смотреть не буду. Честное слово! Вот, может, после победы мы встретимся где-нибудь…
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. А что, может и встретимся… Я в Москву из Берлина поехать собираюсь, а вы?
КРАСАВИЦА НИНА. Я тоже! Я очень на Красную площадь хочу посмотреть.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну вот и договорились! После победы на Красной площади в Москве! Мир? Вы что, плачете?
КРАСАВИЦА НИНА. Нет, так, что-то в глаз попало. Побегу водой промою.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. До победы!

 

***

КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну что грустишь, Григорий? Скучно здесь сидеть?
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Так конечно скучно. Фашист все одно связанный. Сидит, молчит, как немой. Чего я тут охраняю?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Без присмотра его тоже оставить нельзя.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Я понимаю, а все одно скучно.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Хочешь, я постерегу, а ты пока девчонкам на гармошке поиграешь. Им тоже делать нечего. Дом отмыли, все приготовили…
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Вы это серьезно?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Конечно. Мне все равно рану его посмотреть нужно. Он связанный, я при оружии. Справлюсь как-нибудь.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Точно могу пойти? А Петренко что я скажу?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Скажешь, я отпустила. Иди!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Есть, товарищ лейтенант!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ну, давай посмотрим, что там у тебя. Все уже зажило. Быстро как. Правда, как на собаке. Что же у тебя глаза такие голубые, как небо. Господи, сама на Женечку ругаюсь, а глаза твои разглядываю. Ну что смотришь так? Так смотришь, как будто я нравлюсь тебе.
ФАШИСТ. Interessant, wie alt bist du?*
* Интересно, сколько тебе лет?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Поговорить со мной хочешь, ну давай поговорим.
ФАШИСТ. Ich kann mit dir viel sprächen, dennoch verstehst du kein Wort.*
* Я могу с тобой говорить о чем угодно, ведь ты все равно ни слова не понимаешь.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не понимаю я ничего. Ну что ты улыбаешься? Давай разговаривать. О чем бы тебе рассказать? Давай я тебе пожалуюсь, мне больше и некому. Не любят они меня, совсем не любят. Ни один. Они думают, что я правда такая злая, а я и не злая вовсе. Нет, я Женечке и Нинке не завидую. Просто мне обидно, что никто меня настоящей не знает, такой, какая я есть.
ФАШИСТ. Du bist hübsch – das ist sonderbar! Normalerweise reizen mich russische Mädel!*
* Ты красивая, это странно. Обычно русские девушки раздражают меня.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не болтай, послушай меня. Вот, говорят, плохой характер. А чем он плохой? Кто ко мне с душой, да лаской подошел? Что, ты думаешь, мне никто не нравился? Очень даже нравились, да что же я за ними бегать буду? Нет, не буду. Я ведь девушка, пусть они за мной ухаживают. И пусть так ухаживают, как я хочу! Что смотришь? Плохой характер? Ну, может быть. И дура я несусветная, хуже всех девчонок моих. Я, ведь, в тебя влюбилась. Хорошо, что ты не понимаешь ничего, и я тебе эти слова так легко сказать могу. Был бы ты наш, так я бы и не призналась ни за что. Так и знай! Плохо, что ты фашист. Я боюсь, что у нас с тобой вообще ничего не получится. Во-первых, мне тебя любить нельзя! Это я очень хорошо понимаю. Понимать-то я понимаю, а что толку? Я как увидела тебя, так сразу и влюбилась. Люблю, понимаю, что нельзя и от этого еще сильнее люблю! Ну не дура ли? Дура! Но ничего с собой поделать не могу. Ну, предположим, что когда мы вас победим, ты перевоспитаешься. Предположим, что я тебя найду… Нет, это ты должен меня искать, я ведь девушка. Ну, не важно. Предположим, что мы друг друга найдем. А если ты меня не полюбишь? Что ты так смотришь на меня? Я хоть нравлюсь тебе?
ФАШИСТ. Да! Ты мне нравишься.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Что? Что ты сказал? Ты что, понимаешь все? А я тебе тут такое говорила… Я врала! Все врала! Молчать! Господи, что теперь делать-то? Григорий! Рядовой Тютин! Товарищи красноармейцы!

 

***

ДЕВОЧКА ИРА. Товарищи красноармейцы!
ПИОНЕР МАРАТ. Тревога! Фашисты в деревне! Тревога!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Тихо, не ори! Какие фашисты? Откуда опять?
ПИОНЕР МАРАТ. Откуда, я не знаю, а только их много очень. В черной форме, я таких раньше не видел!
ГЛОБУС. Вот уроды, опять пролезли.
ДЕВОЧКА ИРА. Они Костика застрелили!
ПИОНЕР МАРАТ. Он не знал еще про них и в красном галстуке из дома вышел.
ДЕВОЧКА ИРА. Там в деревне сейчас такое творится, ужас!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Понятно. Сколько их?
ПИОНЕР МАРАТ. Я думаю, человек тридцать. Которых я видел.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ну, это не просто будет.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Справимся. Пионеры, остаетесь здесь! Товарищ лейтенант, вы что-то сказать хотели?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я? Нет, не сейчас. Может, нам с вами пойти?
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Охраняйте объект! Пионеров и фашиста тоже. Мы справимся.
МАЛÁЯ ВАРЯ. А как Тимофей, он живой?
ПИОНЕР МАРАТ. Я не знаю. Он еще днем зачем-то крест сколотил и в лес ушел.
КРАСАВИЦА НИНА. Осторожнее там, товарищ сержант!
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну, я же обещал, до победы.
ПИОНЕР МАРАТ. Я тоже пойду. Дайте мне винтовку!
ДЕВОЧКА ИРА. И я пойду!
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Вы приказ слышали? А приказы не обсуждают!
ГЛОБУС. Не надо, Женечка, все будет хорошо.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. За мной!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Благослови вас Господь!
КРАСАВИЦА НИНА. Вы же, вроде, в Бога не верите.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Ой, я что-то не знаю уже, во что верить, а во что нет.
ДЕВОЧКА ИРА. Они ведь вернутся?
ЖЕНЕЧКА. Пойдемте, ребята, я вас кашей накормлю.

 

***
 
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Так, парни. Слушайте меня. Чудес не бывает. Нам втроем их не перебить. Наша задача максимально нашуметь. Главное, чтобы им не до деревенских стало. Ну и наши, может пальбу услышат, пришлют кого на подмогу.
ГЛОБУС. Товарищ сержант, я пошуметь конечно могу, но у меня патронов маловато.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. У меня тоже не густо.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Ну пошумим, сколько сможем, а там… Знаете что. Давайте я один пошумлю, чего нам всем гибнуть. Возьму все патроны и вперед.
ГЛОБУС. Я не боюсь, товарищ сержант. Охота, конечно, было пожить. Но раз надо. Будем вместе шуметь.
ГРИГОРИЙ ТЮТИН. Ну, вы даете! Если шуметь, так только со мной. Я пошуметь люблю.
СЕРЖАНТ ПЕТРЕНКО. Понятно. Ну что? Обнимемся, что ли на прощание? А теперь с песнями да вперед!

 

***
 
МАЛÁЯ ВАРЯ. Что-то очень короткая перестрелка была.
ПИОНЕР МАРАТ. Может, они сразу всех фашистов перестреляли и все?
КРАСАВИЦА НИНА. Ой, не нравится мне все это. Тревожно как-то.
ПИОНЕР МАРАТ. Дайте мне винтовку, я схожу, разведаю! Я не боюсь!
ДЕВОЧКА ИРА. И я пойду!
ЖЕНЕЧКА. Сидите ребята, нечего придумывать.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Не смотрите вверх!
КРАСАВИЦА НИНА. Да, плохая примета.
ПИОНЕР МАРАТ. Я не смотрю, а что там?
ЖЕНЕЧКА. Ворон! Просто ворон летает.
ДЕВОЧКА ИРА. А где товарищ лейтенант?
КРАСАВИЦА НИНА. Клавдия Петровна в дом пошла, посмотреть, как там фашист. А то он уже давно без присмотра сидит.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Эх, взять бы винтовку, да по этому ворону.
ЖЕНЕЧКА. Не надо, Варя, он же не виноват, что он ворон.
ПИОНЕР МАРАТ. Я в приметы не верю. И духа барина тоже нет.

 

***
 
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Молчать! Молчать, я сказала! Все, что ты слышал, забудь. Неправда это. А то, что ты по-русски понимаешь, это хорошо. Вот вернутся ребята, они тебя по-другому допросят. Ишь, прикинулся, думал, обманешь нас всех? Я, может, специально тебе такие слова говорила, из хитрости. Чтобы узнать, понимаешь ты по-русски или нет. И узнала! Вот! А откуда ты русский знаешь, ты что предатель?
ФАШИСТ. Я не предатель, я переводчик. Можно я тебя попрошу?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Молчать! Что? Что попросишь?
ФАШИСТ. Пожалуйста, дай мне свой пистолет.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Как? Ты что? Кто тебя развязал? Не подходи ко мне!
ФАШИСТ. Пожалуйста.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я тебя предупреждаю, я выстрелю. Не смотри на меня так! Что ты так на меня смотришь? Не подходи.
ФАШИСТ. Ты же не будешь меня убивать?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Не походи! Ты что думаешь, если я тебе такие слова говорила, то теперь Родину предам? Не дождешься! Да не подходи же ко мне! Еще один шаг и я стреляю… (выстрел) Ой, мамочки! Господи, ну почему же все так. Что же ты, дурачок, наделал? Ну, зачем? Я ведь убила тебя! Сама и убила. Ой, какой же ты дурачочек! Ты же должен был жить. Я бы перевоспитала тебя. А ты! Ой, какая же я дура!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Что случилось, Клавдия Петровна?
ПИОНЕР МАРАТ. Кто стрелял?
КРАСАВИЦА НИНА. Вы что, Клавдия Петровна, фашиста застрелили?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Да. Он сам на меня пошел, сам! И руки у него развязаны были.
ДЕВОЧКА ИРА. А почему вы плачете?
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Я его застрелила!
КРАСАВИЦА НИНА. Человека убить это вам не шутка, даже фашиста.
ЖЕНЕЧКА. Бедненькая.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Он первый начал!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Пойдемте отсюда, мне рядом с ним страшно очень.
ЖЕНЕЧКА. Давайте, Клавдия Петровна, на улицу выйдем. На воздухе вам легче станет.
ПИОНЕР МАРАТ. Обопритесь на меня, я крепкий.
МАЛÁЯ ВАРЯ. Я даже представить себе не могла, что Клавдия Петровна плакать умеет.
ДЕВОЧКА ИРА. Смотрите, Тимофей идет.
КРАСАВИЦА НИНА. Здравствуй, Тимофей. Ты откуда, из леса или из деревни?
МАЛÁЯ ВАРЯ. Тимофей, ну что ты молчишь?
ЖЕНЕЧКА. Может, ответишь? Что ты там видел?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Уходить надо, они точно сюда доберутся, вы уж верьте мне, я пустого не скажу. Я вас болотом мимо деревни выведу, а там и до наших доберетесь.
ПИОНЕР МАРАТ. А крест кому?
МЕСТНЫЙ ТИМОХА. Я теперь и не знаю. Всем.
ЖЕНЕЧКА. Ой, война проклятая, как же ты мне надоела!
ДЕВОЧКА ИРА. Страшно как!
КРАСАВИЦА НИНА. Вот он, ворон-то. Чтоб ему пусто было!
МАЛÁЯ ВАРЯ. Ребятки, родненькие!
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Молчать! Прекратили выть! Слезами тут ничего не исправишь. И я больше плакать не стану. До самой победы. А если доживу, то тогда и наревусь вдоволь за всех парней и девчат, что на этой проклятой войне погибли. За всех, за всех. Уходим отсюда. Веди, Тимофей! Нет, подожди. Дом этот сжечь надо, не для фашистов мы его столько дней драили. Не хочу, чтобы они своими погаными сапогами по чистым полам ходили.
ПИОНЕР МАРАТ. Можно я? Я давно это проклятое место не люблю.
КЛАВДИЯ ПЕТРОВНА. Давай, Марат, действуй!

ВКонтакте FaceBook Клуб НАТ

Похожие записи